Максиму Чигурову (справа) пришлось изображать на сцене любовь к мужчине
Максиму Чигурову (справа) пришлось изображать на сцене любовь к мужчине

В прошлом году 24-летний Максим Чигуров закончил АГИК (Алтайский государственный институт культуры) и начал работать в драмтеатре Прокопьевска (Кемеровская область). Его первая роль на профессиональной сцене оказалась не совсем обычной — в одной из сцен спектакля по пьесе современного российского драматурга Ярославы Пулинович «Тот самый день» он сыграл гея. Понять своего первого героя Максиму помогала не только режиссёр постановки Снежанна Лобастова, но и его девушка. О том, каково быть «открытым геем» на публике и как перестать быть гомофобом, вживаясь в чужую шкуру, Максим Чигуров рассказывает в своей авторской колонке.


Я родился и вырос в Бийске (Алтайский край). Это жёсткий суровый город, в котором никто никогда не поднимал тему гомосексуальности. За один только разговор на эту тему можно было бы получить по морде. В свой подростковый период я рос в такой среде, где невозможно не быть абсолютным гомофобом — и я, разумеется, им был.


Когда мы с коллегами первый раз читали пьесу, выбранную нашим режиссёром, я увидел, что там есть роль парня-гея, и решил сделать всё, чтобы она мне не досталась. Не хотелось примерять это на себя, ведь когда начинаешь что-либо пробовать как актёр, в этом же нужно копаться, а я в этой теме рыться не хотел. Фрагменты пьесы, которые затрагивали эту историю, читал с отвращением, но звёзды сложились так, что именно эта роль мне и досталась.


Отказываться не хотелось: ведь это первая роль, которую мне предложила довольно известный в театральных кругах режиссёр. Вообще, как я заметил, такие роли сейчас не особо котируются — что в больших, что в маленьких городах страны. Мало кто хочет играть такое.


Когда я получил эту роль, то у меня была паника. Мне звонили мама, бабушка, спрашивали: «Ну, как там у тебя, хорошо? Работаешь?». Я говорю: «Ну да, вот недавно роль получил». Они: «О, здорово, ну, чё ты там играешь?». Я говорю: «Да тут такая вот роль забавная, курьёзная…». Сначала они были в ступоре, а потом подбодрили: «О, как интересно!». Мы, конечно, посмеялись над этой ситуацией, но, как говорится, «тяжело рожалось».


Мы репетировали этот спектакль месяц или полтора. Поначалу я относился к этой роли скептически — тема была мне неинтересна. Но режиссёр дала установку, что я играю не гея, а просто человека, который любит другого человека. Это мне и помогло посмотреть на таких людей с человеческой точки зрения, а не с позиции «фу, неприятно» и так далее. Девушка и девушка, парень и парень — не важно, мы видели просто развитие отношений.


Моему коллеге Юре, который играет возлюбленного моего героя, 30 лет — он более опытный актёр, но тоже не хотел играть то, что мы играли.


Когда нам дали эти роли, то мы поставили себе установку — играть и преодолевать это на каком-то таком условном подтексте. К примеру, есть мысль, заложенная режиссёром и автором, а мы будем через какие-то наши «приколы» это обыгрывать и не зацикливаться на том, что играем «голубых». На таком ритме мы помогали друг другу, и у нас, насколько я сужу по реакции зрителей, получилось довольно успешно. У зрителя не возникает реакции: «Фу, какая мерзость, зачем вы нам это показываете» и так далее.

В одном из эпизодов спектакля разворачивается сцена свадьбы двух геев
В одном из эпизодов спектакля разворачивается сцена свадьбы двух геев

Во время первых спектаклей у меня были жуткие зажимы — я не знал, как себя вести, потому что нужно же играть любовь, держать парня за руку и даже целовать его в щёку. Поцелуй был необходимым ходом для режиссёра, чтобы уточнить отношения героев. Я чувствовал себя не в своей тарелке — хотелось как можно быстрее сыграть эту сцену и убежать. Но когда играешь этот спектакль несколько раз и видишь, как это воспринимает публика, то в принципе забиваешь на какие-то мелочи.


Реакция людей в зале на удивление положительная — воспринимают с юмором и добротой. Зрители смеются в тот момент, когда мы стоим, взявшись за руки, и даём клятву перед богом. А затем все уже спокойно воспринимают это как универсальную историю: точно такие же бытовые мелочи бывают и в обычных отношениях мужчины и женщины.


Готовясь к этой роли, я вспомнил, что у меня вообще-то есть любимый зарубежный актёр — Хит Леджер, который сыграл Джокера в «Тёмном рыцаре». И у него тоже была роль гомосексуала в фильме «Горбатая гора». Когда я посмотрел эту работу, она стала для меня неким источником вдохновения. Актёр такого калибра и масштаба пошёл вразрез всеобщему мнению, сыграл гея. Но в фильме важно было не это, а сама история, которую они рассказывают.


Также у меня есть девушка — она была моим консультантом, помогала понять психологию таких людей. Она мне раскрывала эту плоскость, как маленькому ребёнку — что это за люди, чем они живут. У неё есть опыт общения с такими людьми, и она со мной им делилась. Без этого я бы, наверное, ушёл в какую-то манерщину, в какую-то иллюстративность. Не видя в жизни реальных гомосексуалов, мы же всё равно все так или иначе знаем, как их показывают по телевизору в каком-нибудь там стендапе. В нашем же спектакле задача была другая — показать человека: обычного, нормального, но немного со своим таким «изъяном». Безусловно, это не какое-то клише а-ля «парень нетрадиционной ориентации» — а просто человек, который любит, а судьба вставляет ему такие палки в колёса.


История, изложенная в эпизоде спектакля, происходит в России, но не в каком-то конкретном городе или регионе. Я играю молодого мужчину 22–25 лет. Он гомосексуал и начинающий политик, который желает пробиться на высокие позиции, хочет быть влиятельным человеком и работает на депутата из правительства. Несмотря на то, что мой герой завязан в политической структуре, он не особо скрывает свою ориентацию, но и не особо афиширует. Он абсолютно обычный парень, не манерный — если такой человек пойдёт по улице, никто даже не поймёт, что он гей. У него есть определённый вкус в одежде, он носит дорогие классические костюмы, зарабатывает хорошие деньги, строит карьеру. Он знает, чего он хочет от жизни, и в жизни у него всё хорошо. Но всё рассыпается из-за истории с его возлюбленным, будущим мужем, с которым они расстаются.

В другой сцене этой же постановки Максим играет роль наркомана 
В другой сцене этой же постановки Максим играет роль наркомана 

Сначала мой герой готовится к свадьбе со своим молодым человеком — выходит за него замуж в арендованном клубе. Такая история Ромео и Джульетты, но немного в другой плоскости. Разыгрывается целая сцена свадьбы с массовкой. Их свадьба — закрытое мероприятие, тайное, но несмотря на это в клуб попадает главная героиня Маша, чтобы найти себе мужчину и зачать ребёнка — туда её приводит проститутка Анжела, с которой она познакомилась ранее. Оттого, что у главной героини ничего не получается, она пытается создать какую-то интригу и с моим героем — но у него, вообще-то, в этот момент происходит подготовка к свадьбе с мужчиной.


Когда молодожёнов поздравляют гости, мой герой мило общается с каким-то парнем: он с ним шутит и обнимается, а возлюбленный воспринимает это как измену — для него это сильный психологический удар. Будто бы именно во время свадьбы над ним решают поглумиться. Мой герой оказывается в неудобном положении, но никак не может переступить через себя и объяснить, что его жених не так понял и раздул из мухи слона. В общем-то, банальная история: из-за того, что один не понял другого, а второй просто не решился взять на себя ответственность и объяснить, что же на самом деле произошло, — они расстались.


Возлюбленный решает покончить жизнь самоубийством, но самоубийства не совершает — его «вербует» та самая проститутка, которая привела главную героиню Машу на эту свадьбу. Вот и весь эпизод постановки.


Теперь так вот комично вышло, что коллеги надо мной постоянно подшучивают, дескать, я начал свою работу в театре с такой роли. Можно сказать, после этого я примерно понимаю, что ощущают на себе открытые геи — хотя, конечно, сыгранная роль и реальность не одно и то же. В целом люди относятся к моей ситуации с иронией, не по-злому. Эта роль расширила мои границы: теперь я смотрю на многие вещи не так остро, перестал быть педантом, каким был раньше.


Спектакль абсолютно новый — мы выпустили его только в конце октября прошлого года, сейчас активно его играем. Директор нашего театра Людмила Ивановна Купцова ведёт переговоры, чтобы эту постановку увидело как можно больше городов и зрителей в рамках различных фестивалей и не только.


О гомосексуальности в последние годы говорят очень много — в разных контекстах. Мне кажется, нужно толерантно к этому относиться, и не быть злым к этим людям. Часть общества настроена агрессивно, не хочет ни видеть, ни слышать, ни вдаваться в детали. Но то, что это есть, — отрицать бессмысленно, и самое главное — нужно понимать, что это такие же люди, но с каким-то своим видением, мироощущением, что вовсе не означает, что их нужно делать какими-то изгоями и гнобить их.


В постановке мой персонаж раскрывается и становится понятно, что чураться таких людей не нужно, что это такие же люди, как мы, и ничего плохого в их любви нет. Даже удивительно, что сейчас я говорю такие слова: ещё несколько лет назад я бы так рассуждать не стал, но искусство расставляет всё на свои места.

А вы причисляете себя к гомофобам? 

Авторизируйтесь, чтобы проголосоватьОпрос завершенВы успешно проголосовали! Результаты будут опубликованы по завершении опроса.
  • Нет, я точно не гомофоб
  • Я не гомофоб, но пусть геи не высовываются лишний раз
  • Я абсолютный гомофоб, и меня не изменить никаким искусством
К сожалению, ваш браузер сильно устарел и не поддерживает технологию голосования

В 2016 году мы публиковали откровения девушки, которая сменила пол и стала парнем: она называет себя ошибкой природы, растит усы и считает, что в теле мужчины стала свободнее.


В 2018 году к нам в редакцию написала девушка Екатерина — когда-то она была парнем с именем Александр. В своём письме Екатерина призналась, что давно хотела рассказать свою историю.


Летом прошлого года девушку по имени Виктория не пустили в спортивный клуб Viza Sport из-за её транссексуальности — корреспондент НГС узнала из первых уст, как живут в нашем обществе транссексуалы и чего они боятся.