20idei
СЕЙЧАС -1°С
Все новости
Все новости

«Если уйду, кому я буду нужна»: история женщины из Кузбасса, над которой издевался собственный сын

Расскажем, куда может обратиться жертва абьюза

ds

Адрес центра помощи держат в секрете, чтобы агрессор не мог навредить

Поделиться

Для женщин, ставших жертвами домашнего насилия, в Кемерове предусмотрено специальное убежище, в котором они могут укрыться от агрессора и получить первую помощь. Корреспондент NGS42.RU Юлия Щетинина отправилась по секретному адресу, чтобы подробнее рассказать, как помогают кемеровчанкам, в каких условиях они проживают, а также побеседовала с жертвой насилия и узнала у психолога, как распознать тирана в начале отношений.

«У меня нет сил больше терпеть»


Жертвой домашнего насилия стала кемеровская пенсионерка Татьяна Николаевна. Накануне женщина обратилась в Центр социальной помощи семьи и детям города Кемерово. Муж пенсионерки давно умер, а единственный сын перешел все границы — выгнал пожилую мать из дома.

Татьяне Николаевне тяжело рассказывать о своей проблеме. Сын не работает, сидит на шее матери и делит с ней квартиру.

— С сыном у меня очень неприятная ситуация. Это начало происходить давно, да и занимается он у меня маленько не тем, чем нужно. Меня это не устраивало, и начались скандалы, — рассказывает женщина, упуская подробности, чем именно занимается сын.

Пенсионерка и сама думала уйти из дома, но куда? Приходилось скрываться на время вспышек агрессии отпрыска, но всегда возвращаться.

— Когда у него начиналась злоба, я всегда старалась на это время убегать из квартиры. Руку он никогда на меня не поднимал, но я всё равно его сильно побаиваюсь. Наверное, упустила момент воспитания и стала бояться родного сына. Он кричит, оскорбляет и угрожает, — делится пенсионерка.

О существовании дома помощи женщинам, попавшим в беду, Татьяна Николаевна узнала через листовки. Пенсионерка приходила на консультацию к психологу, но оставаться в доме с проживанием не решалась. Оставлять квартиру не хотела и надеялась, что сын одумается.

Поделиться

Последний скандал стал для матери крайней точкой. Татьяна Николаевна убежала из дома рано утром, схватив лишь сумку и документы. Вернуться обратно уже не смогла. Сын запер дверь, ключи остались в квартире.

— У меня нет сил больше терпеть. В шесть утра я собрала вещи, повернулась и ушла из дома. Хотела вернуться, но он меня уже не пустил. Собираюсь подавать в суд и принимать меры, — сдержанно признается Татьяна, не показывая своих эмоций.

На месте работники сразу же заселили пенсионерку в комнату, выдали постельное белье, одежду и продукты. С женщиной поработал психолог.

— Мне это правда помогло. Стало легче, я почувствовала себя более защищенной, прибавилось уверенности в себе и своих действиях, — рассказывает пожилая мать.

Татьяна Николаевна говорит, что собирается пробыть в доме помощи еще около недели. В ближайших планах кемеровчанки написать заявление и подать документы в суд. Пенсионерка советует женщинам, попавшим в подобные ситуации, не давать себя в обиду и максимально ограждаться от стресса. Если в городе есть, где попросить помощи, то не терпеть, а обязательно обратиться.

— Я еще, оказывается, борюсь со своей проблемой, а вот моя знакомая нисколько не борется. Над ней тоже сын издевается, но ситуация намного страшнее, чем у меня, — делится женщина.

Татьяна Николаевна не осталась равнодушной и дала своей знакомой номер центра помощи, посоветовала обязательно обратиться и хотя бы поговорить с психологом.

Секретный адрес


Отделение помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации, открылось в Кемерове в 2007 году. Сперва оно находилось на Предзаводской улице, но проживать с детьми в нём было нельзя. Поэтому в 2015 году для нуждающихся выделили новую квартиру.

Адрес убежища держат в секрете, чтобы агрессор не смог найти свою жертву. Были случаи, что мужчины узнавали адрес, но нападений не происходило, выясняли отношения через суд. Женщинам стараются называть местоположение квартиры только после обсуждения проблемы и убеждения в необходимости помощи. Отделение центра помогает жертвам, подвергшимся психологическому, физическому и сексуальном насилию, а также женщинам, потерявшим работу и столкнувшимся с другими трудными ситуациями. Для мужчин помощи не предусмотрено, заселиться в квартиру могут только женщины и матери с детьми.

Срок пребывания в отделении — 10 дней, если проблема не решается, нуждающиеся могут проживать в квартире еще месяц.

— Наша организация помогает в основном только женщинам с кемеровской пропиской, но через обращение к директору можем заселить и из других городов, — отвечает заведующая дома помощи Елена Григорьева.

Поделиться

Отделение оказывает социально-бытовые услуги, выделяет койко-место, обеспечивает вещами первой необходимости и продуктами. Специалисты предоставляют услуги психолога и юриста.

Рабочий день персонала длится с 08:30 до 17:30, на ночь с женщинами остается охрана. Заселиться в квартиру можно в любое время, так как на месте круглосуточно работает дежурный.

Если у женщины нет возможности самостоятельно добраться до места, организация обращается в ближайшие отделения. По городу их пять, еще есть отделения в районах Кедровка и Ягуновка.

— В головном отделении у нас есть заказной транспорт, в случае необходимости можем отправить его. Бывают такие ситуации, когда совсем нет у человека ни копейки средств, — рассказывает Елена Григорьева.

Как сообщает заведующая, за прошлый год в квартире проживало 15 женщин и 11 детей, за этот год в отделении успели поселиться 10 женщин и 13 детей. Семью стараются заселить по возможности вместе.

Квартира четырехкомнатная, всего 8 койко-мест, четвертую комнату занимает рабочий кабинет психолога и персонала, который приходится делить на время сеансов, также в доме есть кухня, кладовая, отдельный туалет, ванная со стиральной машинкой и большая прихожая с охранным пунктом.

Поделиться

Помимо дежурного и заведующего, в отделении работают специалист по социальной работе Светлана Трубачева и психолог Елена Гладких.

— Семьи в своих комнатах убираются сами. Есть определенный свод правил, которого придерживаются проживающие. У нас часто случалось, что квартира была полностью забита людьми. Происходили конфликты, но мы гасим их на месте. Если человека не устраивают правила, мы можем выселить, но в основном здесь спокойно, — информирует социальный работник.

После заселения женщинам необходимо пройти гинеколога, сдать кровь на сифилис и сделать флюорографию, а детям обязательна справка от педиатра.

В настоящий момент в квартире проживает только Татьяна Николаевна, но, как сообщают работники, сегодня должна заселиться еще одна женщина. Пострадавшая сломала руку, и у нее совсем нет денег. Дочь выгнала мать из дома. Как оказалось, не только мужчины являются агрессорами в таких конфликтах.

Не выносить сор из избы


Психологическую работу с Татьяной и другими женщинами проводит психолог Елена Гладких, которая работает в отделении уже более семи лет. К специалисту могут обратиться не только проживающие в отделении женщины, но и те, кто просто нашли телефон и позвонили.

Работая с проблемой домашнего насилия, Елена разделяет тактику общения с женщинами, проживающими в центре и приходящими только на консультацию. Но первая встреча — это всегда знакомство с историей женщины, прояснение запроса, обозначение границ работы и периодичности встреч.

— Для того чтобы выйти из абьюзивных отношений, мы переносим фокус с отношений на самого человека. Нужно распознать себя в этих отношениях. Понять, кто я. Как я? Что я здесь делаю? Как было до этого? Как я здесь оказалась? Насколько меня эти отношения устраивают? И так далее. Это долгосрочный процесс, — объясняет психолог.

В отделении женщину встречает специалист по социальной работе. С ней составляется диалог, в котором работник узнает, в какой помощи нуждается обратившаяся, информирует о возможности работы с психологом, с которым можно просто побеседовать о наболевшем.

— Если я буду сама навязываться, на мой взгляд, это неэффективно. Если женщине нужна психологическая помощь, но она отрицает это, тогда я ничем ей не смогу помочь, к сожалению. Психология — это дело добровольное, и я не могу насильно здесь ее удерживать и «причинять добро». Мало ли что я вижу, ее может устраивать такое отношение. Я могу только сказать, что, если вы хотите поговорить, чем-то поделиться, я всегда готова вас выслушать, — рассказывает Елена.

Кабинет психолога

Кабинет психолога

Поделиться

Беседу с женщинами, проживающими в центре, психолог выстраивает с вопросов, как вы тут обосновались, как сюда попали и насколько вы чувствуете себя здесь в безопасности.

— Я спрашиваю, что вы можете позволить себе рассказать. Мне нужно прояснить, чего бы женщина хотела от взаимодействия со мной. Необходимо прояснить ее возможные ожидания. Без понимания, что ей нужно или чего бы она хотела, я могу встретиться со случаем «с чем пришла, с тем и ушла». С таким мне уже приходилось сталкиваться, — признается специалист.

В случаях, когда главными стоят вопросы, где жить и на что есть, психолог действительно мало чем может помочь.

— Люди, которые обращаются сюда, думают, что я сейчас пальчиками пощелкаю и сразу вытащу их из этой ситуации. Недавно была такая женщина, которая думала, что она за неделю выйдет из абьюзивных отношений. Психотерапия в таких случаях идет от года. У меня есть клиенты, которые по два и даже по четыре года ходят. Многие обратившиеся почему-то думают, что у меня есть волшебный способ «отодрать», «отлепить» и будет им добро, — рассказывает Елена.

У людей, подвергающихся домашнему насилию, по словам психолога, нарушены личные границы. Они не различают и не понимают, где с ними плохо обращаются.

— У одной клиенток на сеансе я спросила, почему она продолжала терпеть крики мужа и не ушла хотя бы в другую комнату. А женщина говорит: «А так можно было?» Она считала, что крик — это норма, и удивилась, что можно было просто уйти и не слушать оскорбления, — говорит специалист.

Бывает, что жертвы насилия делятся произошедшим, словно ситуация совершенно обыденная. Тогда Елена просит рассказывать медленнее и обращает внимание на то, что происходит с человеком. Так человек может осознать свое отношение к ситуации и понять, как она влияет на него.

Поделиться

Жертвы продолжают терпеть издевательства, потому что рассказать родителям страшно, друзьям — стыдно. Часто используют формулировку: «Нельзя выносить сор из избы».

— Очень сложно работать с людьми, которые продолжают находиться в ситуации домашнего насилия. Они здесь «выдох сделали» и возвращаются в прежнюю ситуацию. Нам звонят соседи, знакомые, но пока женщина не обратится сама, я не могу вмешиваться. Если женщина живет с тираном, абьюзером, с тем, с кем ей небезопасно, то рекомендую всегда держать тревожный чемодан дома. Это необходимые вещи на первое время, карточка или деньги наличными. В такой ситуации ей необходимо иметь подругу, родственника, у которых она сможет спрятаться на время. Их нужно заранее предупредить, что может случиться ситуация, когда ночью она хватает свои вещи и приезжает, — объясняет специалист.

Частая история, когда женщины снимают побои и пишут заявление в полицию, но через день забирают его. Искренне верят, что агрессор исправится. Особенно ситуация распространена, когда дети издеваются над своими родителями.

— Мать недоумевает, как же свою родную кровиночку в тюрьму можно отправить. Материнское сердце всё прощает. Это нередкая история. Но абьюзер не исправится. Возможно, если это был какой-то единичный случай, сильно поругались, он был не в настроении, но после схватился за голову и раскаялся, здесь еще есть шанс, что такого не повторится. Но чаще всего нет, — рассказывает Елена.

Как начинается домашнее насилие


Распознать тирана на раннем этапе отношений довольно сложно. Люди, выбирающие таких партнеров, не всегда могут почувствовать насилие над собой. Женщинам агрессивное поведение мужчины может казаться нормой. Как один из вариантов — такое отношение берется из детства, где крики в семье для ребенка считались обыденностью. Человек должен понимать, если партнер постоянно повышает на него голос, покрывает матами и унижает, — это уже насилие.

Предостеречь себя от подобного нужно в начале отношений, когда начинаешь замечать первые звоночки. Например, когда партнер тихо и аккуратно начинает тебя ограничивать: «Может, ты не пойдешь на встречу с подругами?» Постепенно происходит сокращение круга общения. По словам специалиста, стоит задать себе вопрос: отчего это происходит? Это мой личный выбор или это решение моего партнера?

Еще одна предпосылка для распознания абьюзера, когда сожитель всё время подчеркивает твои недостатки: «Какая ты у меня страшненькая» или «как ты невкусно готовишь». Агрессор использует слова, которые постоянно подчеркивают «плохость» женщины и вызывают чувство вины.

— Если вы всё время чувствуете вину в отношениях, это ненормально. Индикатором может выступать фраза: «Я виновата, мне нужно сделать лучше». Появляется страх: если я уйду, то никому не буду нужна. Если исправлюсь, тогда партнер будет мною доволен и у нас всё будет хорошо. Не будет, — говорит Елена.

Поделиться

В попытках полностью подчинить себе женщину, сделать ее зависимой от себя абьюзеры прибегают к газлайтингу.

— Газлайтинг — это подмена реальности, когда другой уверяет тебя, что ты не прав. Он всё время ставит под сомнения вашу точку зрения. Вы говорите: «Красное». А он говорит, что это зеленое. Человек, подвергшийся газлайтингу, перестает себе доверять. Ему становится трудно делать выбор, и он начинает полагаться на своего партнера, — объясняет психолог.

Начинается контролирование финансов. Приходится просить деньги на расходы, отчитываться за потраченное. Постепенно такие предпосылки перерастают в тотальный контроль. Незаметно можно оказаться в клетке. Она может быть красивой, но дальше нее невозможно будет выйти.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter