СЕЙЧАС -19°С
Все новости
Все новости

Отшельники по доброй воле. Зачем пара и пенсионер переехали в заброшенную деревню, где осталось всего четыре дома

Две семьи, стадо коров и груда металла — вот что осталось от богатой Николаевки

Николаевка, по словам местных, когда-то была богатым селом. Но сейчас всё опустело, здесь живут всего три человека

Поделиться

Если оказаться в Николаевке Тюменской области в непогоду, когда всё живое где-то прячется, то можно подумать: деревня вымерла. Дома здесь почти утонули в траве, дороги покрылись ямами, а крыши некоторых построек вовсе развалились. Здесь нет магазинов, палисадников с цветами и детей, которые мчатся по улицам на велосипедах. Здесь вообще нет никаких признаков жизни, кроме мычащих где-то коров. То ли забрели, то ли отстали.

По данным властей, в Николаевке живут девять человек, на самом деле — трое: 70-летний дед Хусаин и 26-летний Дмитрий с женой. Они — современные отшельники, которые сознательно переехали в умирающую деревню. Остается только узнать — зачем.

«Я здесь чужой»


— Я здесь чужой, прописка у меня тюменская. Одиноко, конечно. Но у меня есть товарищ в деревне. Когда-то здесь еще один сосед был, но он переехал. Другие, из дома рядом, угорели. Только мы и остались, — рассказывает житель деревни по имени Хусаин.

Хусаин живет в Николаевке больше 20 лет. Сюда он переехал из Тюмени — так сложилась жизнь. Он работал трактористом, строителем и милиционером. Вместе с женой воспитывал четверых детей — три раза даже принимал роды, о чём с гордостью рассказывает. Но потом его жизнь изменилась: жена вернулась на родину, в Харьков, дети уехали вместе с ней. Хусаин остался в селе Тарманы.

У Хусаина была непростая жизнь. Но сейчас даже о страшных вещах он говорит спокойно. Всё, что у него осталось — полуразваленная избушка и четыре собаки

У Хусаина была непростая жизнь. Но сейчас даже о страшных вещах он говорит спокойно. Всё, что у него осталось — полуразваленная избушка и четыре собаки

Поделиться

Почему на Украину не поехал Хусаин? Объяснить это он внятно не может. Только говорит, что скучает по дочерям, и расстраивается, что потерял с ними связь. Через некоторое время после ухода жены с Хусаином случилось несчастье — его дом в Тарманах ограбили. Преступники вынесли всё, что было нажито за годы.

— Жена забрала наших четверых детей и уехала. Я остался один. Хотя мы до сих пор не развелись. Лет шесть назад дочь старшая приезжала сюда, посидела со мной 10 минут. Она приехала дом продавать в Тарманах. А как его продашь без меня? Ну вот и всё, — рассказывает отшельник.

Сейчас Николаевка для Хусаина — целый мир, за пределы которого он не выбирался много лет

Сейчас Николаевка для Хусаина — целый мир, за пределы которого он не выбирался много лет

Поделиться

Хусаин придумал, что ему нужно переехать в забытую глубинку, поселиться в разваленном доме и больше ни о чём не переживать. Сейчас его волнуют две вещи: как вовремя накормить собак и где найти как можно больше металла. Он на пенсии, а для подработки и забавы купил себе металлоискатель, найденное сдает за копейку.

— Кило железа стоит 12 рублей. Пенсия у меня маленькая — 13 тысяч. Стаж работы на Украине, пять лет, не засчитали. Ну мне одному-то хватает.

Крыша дома Хусаина совсем прохудилась, а забор вовсе упал. Но здесь строить ограды незачем

Крыша дома Хусаина совсем прохудилась, а забор вовсе упал. Но здесь строить ограды незачем

Поделиться

На свою жизнь Хусаин не жалуется. Кажется, что он уже смирился с жизнью, говорит, незачем что-то менять.

Дом мало напоминает жилье, пригодное для жизни

Дом мало напоминает жилье, пригодное для жизни

Поделиться

Выглядит он нездорово: на лице — глубокие морщины, кожа желтится, а худоба выглядит неестественно. Внешний вид Хусаина отражает атмосферу в его доме — там всё так же запущено. Внутри избушки пахнет грязью и сигаретами. Ковры стали черными — хозяин ходит по дому в ботинках. Печка давно развалилась и превратилась в склад мусора, плита покрылась салом и пылью, а соседняя комната стала будкой для четырех собак. Умывальника у Хусаина нет, а мыться он ходит в заброшенную баню соседа.

Воду для чая и для того, чтобы помыть посуду, Хусаин берет из колодца. Он находится прямо возле его дома

Воду для чая и для того, чтобы помыть посуду, Хусаин берет из колодца. Он находится прямо возле его дома

Поделиться

Печка развалилась и превратилась в мусорку

Печка развалилась и превратилась в мусорку

Поделиться

Прямо в комнате, где спит хозяин, бегают четыре его собаки. В помещении отдает мочой и старостью

Прямо в комнате, где спит хозяин, бегают четыре его собаки. В помещении отдает мочой и старостью

Поделиться

Здесь Хусаин готовит себе еду

Здесь Хусаин готовит себе еду

Поделиться

«Нахожу здесь до сих пор старинные монеты. Сегодня я поднял монету елизаветинскую, была и николашка. Находки всякие есть интересные. Но я их не продаю — просто собираю», — делится с нами селянин и показывает свои драгоценности

«Нахожу здесь до сих пор старинные монеты. Сегодня я поднял монету елизаветинскую, была и николашка. Находки всякие есть интересные. Но я их не продаю — просто собираю», — делится с нами селянин и показывает свои драгоценности

Поделиться

О том, что сейчас происходит в мире, Хусаин не знает — ему неинтересна тема спецоперации, даже взлетевшие цены на продукты его не волнуют. Он сокрушается только о том, что стало с когда-то большой и процветающей деревней.

— Вот смотрю я сейчас и вижу: вот дом был, вот там — поляна. Ну а сейчас что? Уже привык на пустырь смотреть. Товарищ Ельцин уничтожил всю Россию. И дороги к ней угробил.

Напротив дома Хусаина находится гора металла. Скоро приедет машина, и он сдаст всё, что удалось собрать

Напротив дома Хусаина находится гора металла. Скоро приедет машина, и он сдаст всё, что удалось собрать

Поделиться

Разруха, пустырь и мертвая тишина

Хусаин говорит, что когда-то рядом с Николаевкой находилась деревня Одино. А еще были церковь, клуб и больше шестидесяти домов. Деревню он называет богатой, потому что продолжает находить здесь монеты елизаветинских времен. Но он не последний житель Николаевки. У него есть соседи — Дмитрий и его жена.

Раньше здесь жил товарищ Хусаина. Но потом он переехал в большое село. В баню за этим домом и ходит Хусаин

Раньше здесь жил товарищ Хусаина. Но потом он переехал в большое село. В баню за этим домом и ходит Хусаин

Поделиться

Если проезжать по деревне на авто, можно совсем не заметить низенькие и скрывшиеся в зеленой гуще травы домики

Если проезжать по деревне на авто, можно совсем не заметить низенькие и скрывшиеся в зеленой гуще травы домики

Поделиться

Этот дом время не успело до конца разрушить. Постройка совсем обветшала и разваливается

Этот дом время не успело до конца разрушить. Постройка совсем обветшала и разваливается

Поделиться

Новенькая табличка с улицей кажется здесь неуместной

Новенькая табличка с улицей кажется здесь неуместной

Поделиться

Внутри заброшенного дома остались висеть шторы, а стены, кажется, выбелены совсем недавно

Внутри заброшенного дома остались висеть шторы, а стены, кажется, выбелены совсем недавно

Поделиться

Николаевка скоро совсем исчезнет с карты Тюменской области. А пока продолжают ее сохранять только три человека

Николаевка скоро совсем исчезнет с карты Тюменской области. А пока продолжают ее сохранять только три человека

Поделиться

«Никому ничего не должен. Сам по себе»


Мы у дома Дмитрия. Так он нам представляется, но на самом деле его зовут по-другому. Зачем он скрывает свое имя — нам неизвестно. Недмитрию 26 лет, в Николаевку он приехал с женой.

Этот дом среди других избушек кажется современным. Новизны ему придает красная металлическая кровля

Этот дом среди других избушек кажется современным. Новизны ему придает красная металлическая кровля

Поделиться

Дом обшит утеплителем светло-желтого цвета, который покрылся дырками и смотрится неопрятно. Вокруг постройки разбросаны инструменты, тряпки и старая мебель. В окна избушки стучится высокая трава. Одна только красная крыша выглядит идеально на фоне грязи и хаоса.

Дмитрий родом из Кунгурово. В селе сейчас живут родители Дмитрия. «Там цивилизация. Есть магазины и клуб», — говорит про родину селянин

Дмитрий родом из Кунгурово. В селе сейчас живут родители Дмитрия. «Там цивилизация. Есть магазины и клуб», — говорит про родину селянин

Поделиться

После окончания школы Дмитрий учился в райцентре Заводоуковске на механика. Потом некоторое время поработал в селе. Но быстро разочаровался в зарплате.

— В селах работы особенно нет. Или есть, но она низкооплачиваемая. Пытался работать механиком. Работать нужно было каждый день с 5 утра. Ни выходных, ни проходных не было. А зарплата — всего 17 тысяч. Из-за этого люди бегут. А куда деваться? Это тяжелый физический труд, — рассуждает про работу Дмитрий.

Пытался ездить на заработки в Москву. Там его с другом обманули, он переехал в Тюмень. Большие города, как оказалось позже, Дмитрию совсем не по душе.

— Тюмень — просто муравейник из людей. В Николаевке другое дело. Здесь сейчас постоянно живут два дома. Дед 70 лет и мы.

Раньше трактор помогал Дмитрию в хозяйстве. Но сейчас он вместе с машиной сломался. Проблемы с транспортом мешают добираться до Заводуковска — это ближайшее место, где можно купить продукты

Раньше трактор помогал Дмитрию в хозяйстве. Но сейчас он вместе с машиной сломался. Проблемы с транспортом мешают добираться до Заводуковска — это ближайшее место, где можно купить продукты

Поделиться

После череды неудач Дмитрий за 350 тысяч купил дом в Николаевке и организовал бизнес. У него с женой здесь мини-ферма: 29 коров и гуси. С начальным капиталом им помогли родители, после чего предпринимательство потихоньку пошло в гору. Летом семья сдает молоко, зимой — продает мясо.

— Такая экономическая ситуация сложилась: либо тут жить и работать, либо за 15 тысяч трудиться в селе. Сейчас наша постоянная работа — сельское хозяйство. В месяц грязными выходит 60–70 тысяч. Чистыми — 30 тысяч. В моем хозяйстве — коровы, гуси, — показывает на огромный участок возле своего дома Дмитрий.

Возле дома Дмитрий вбил колышки, примотал к ним проволоку и пустил за нее пастись скот. Чтобы коровы не убежали, по проволоке пустил ток

Возле дома Дмитрий вбил колышки, примотал к ним проволоку и пустил за нее пастись скот. Чтобы коровы не убежали, по проволоке пустил ток

Поделиться

Так выглядит всё хозяйство Дмитрия. Он говорит, что содержать скот стало сложно: корма дорожают, а цену на прием молока покупатели повышать не хотят

Так выглядит всё хозяйство Дмитрия. Он говорит, что содержать скот стало сложно: корма дорожают, а цену на прием молока покупатели повышать не хотят

Поделиться

Дмитрию такая жизнь нравится. В свои 26 он говорит, что развлекаться ему особенно не хочется. Отдыхом он называет прогулку в лес за ягодами или поездку в Заводоуковск, чтобы закупиться продуктами. На вопросы про новости и ситуацию в стране отвечает, что правительство он не выбирал. Телевизора и компьютера у семьи нет. Его больше увлекает суслик, на которого во время разговора смотрит собеседник.

О чём мечтать, Дмитрий не знает. Говорит, что даже не задумывался над этим, а планировать не привык. Одно он знает точно: из Николаевки нужно скорее выбираться поближе к цивилизации. Но сначала — много работать: расширять хозяйство и налаживать производство.

Этой деревни, вероятнее всего, скоро не станет. Судьба поселения в руках Дмитрия, который сам точно не решил, что делать со своей жизнью. Мы прощаемся с ним и еще раз объезжаем деревню. Позади остаются развалины и огромная куча железа. Еще через 500 метров Николаевка скрывается в траве.

Ранее мы рассказывали про другую деревню. Почему наш приезд заставил местных нервничать, зачем пришлось посылать в магазин тайного покупателя и как нас встретили в деревне на границе двух государств — в странном, но честном репортаже из Ильинки.

А еще мы бывали в деревне Сорокино, где живут 16 человек. Низкое небо, вода, облетевшие листья и бесконечные поля. На улицах деревни пасутся коровы и лошади, а людей не видно. Подробнее — в нашем репортаже.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter