Здоровье Смертельный ком в горле: как житель Кузбасса пережил операцию по удалению рака пищевода

Смертельный ком в горле: как житель Кузбасса пережил операцию по удалению рака пищевода

За две недели мужчина потолстел на килограмм — до этого он лишь терял вес

Некоторые операции главврач проводит лично

В конце февраля мы опубликовали фоторепортаж из операционной кузбасского онкодиспансера, который наделал немало шума, в том числе в других регионах, где есть редакции Городских порталов. Одних шокировали снимки, других — слова врачей, что человек после удаления части внутренних органов будет жить полноценно. Редакция NGS42.RU также усомнилась в этом утверждении. Мы обратились в онкодиспансер с просьбой поговорить с пациентом, который прошел через подобную процедуру. Спустя несколько недель ожидания, нас пригласили на встречу с жителем Березовского. У мужчины полностью вырезали гортань, поврежденную раковой опухолью, после чего собрали этот орган из его же кишечника. Рассказываем историю болезни горожанина.

Полностью операция называлась
«Субтотальная резекция пищевода с одномоментной пластикой желудочным стеблем с формированием желудочно-пищеводного анастомоза на шее»

В ноябре прошлого года жизнь Игоря Короткова едва не оборвалась. Во время обеда он подавился, когда начал глотать кусок мяса. Откашлявшись, попытался запить, но и это не вышло — вода встала в горле. Через пару дней во время обследования ФГДС врачи сразу же увидели у него новообразование. Биопсия подтвердила подозрения: это была раковая опухоль.

Мужчина вспоминает, что сначала испугался, услышав диагноз, но врачи его успокоили, сказав, что можно попробовать вылечиться.

— Размеры опухоли превышали 5 см в длину, она отличалась циркулярным ростом, практически полностью перекрывая просвет пищевода, прорастала через все слои стенки. Сразу удалять подобные новообразования нельзя, так как это дает риски раннего рецидива. По всем современным стандартам такие пациенты на первом этапе подвергаются химиолучевой терапии, что и было сделано, — рассказывает главврач диспансера Вадим Захаров, который сам оперировал кузбассовца.

Пациент честно признаёт, что этот этап лечения был тяжелым. Мало того, что он не мог полноценно есть, так еще на протяжении 21 дня его «травили» химией, которая убивала опухолевые клетки, не давая им расти. Всё это время его провожал на процедуры и отводил домой сын Иван, что бывает редко с онкобольными. Зачастую, по словам врачей, близкие родственники оставляют родных в одиночестве или отправляют в хоспис.

Следующий этап лечения — хирургическое вмешательство. Главврач отмечает, что важно было не просто удалить опухоль, а сделать так, чтобы это как можно меньше сказалось на повседневной жизни человека в дальнейшем. Важно не оставить его инвалидом с колоссальными трудностями в приеме пищи или противоестественными стомами, благодаря которым он бы питался или оправлялся. Операция должна была сохранить функциональность искусственного пищевода или вновь сформированное пищеводно-желудочное соединение так, чтобы это никак не отражалось на качестве жизни пациента.

Операция, по словам врача, была сложной, так как рак локализовался в верхней части пищевода, в проекции шеи. Для его удаления сделали три разреза: на шее, грудной клетке и животе. Новый пищевод сформировали из желудка пациента, который соединили с небольшой культей пищевода на шее, около 4 см, не поврежденной опухолью. Таким образом удалось сохранить и восстановить естественное движение пищевого комка. На всё это команде медиков потребовалось около шести часов.

Раньше эти операции проводили в несколько этапов. Сначала частично удаляли пищевод и выводили желудок на брюшную стенку. Затем выполняли пластику искусственным пищеводом с восстановлением беспрепятственного прохода пищи.

Пациент проходил через несколько наркозов, что не всегда заканчивалось успешно. Хирургия пищевода много лет назад отличалась колоссальной летальностью — практически каждый второй погибал после операции. Сейчас, с развитием медтехнологий, благодаря современным материалам подобные вмешательства, в том числе и в условиях Кузбасского онкодиспансера, выполняются успешно.

— Я низко кланяюсь своим реаниматологам, нашим медсестрам, санитарочкам, лечащим врачам в отделениях, которым удалось выходить этого пациента. Их роль в выздоровлении огромна. Искренне благодарю свою операционную бригаду, команду анестезиологов, ассистентов, операционную сестру. Благодаря им оперативное вмешательство удалось, а послеоперационное течение прошло гладко, без осложнений, — отмечает врач.

Тем не менее первые дни после операции, по словам Игоря Короткова, были тяжелыми. Он с трудом ходил, даже при условии что передвигаться ему помогал медперсонал. Впрочем, так бывает практически после каждого хирургического вмешательства. Но были проблемы и с новым органом. Как поясняет Захаров, причина в том, что операционное поле пролегало в зоне нервных окончаний, отвечающих за рефлекс проглатывания.

На шее об операции напоминает небольшой след
На теле шрам остался больше
Еще один шрам на теле пациента, напоминающий о том, что ему пришлось пережить

В больнице пациент пробыл недолго — чуть меньше двух недель. На 12-й день удалили все трубки, зонды, катетеры и выписали домой. Существенную роль в восстановлении по сей день играет сын мужчины. Он следит, чтобы отец не ел ничего лишнего, в том числе белый хлеб, что особенно расстраивает Игоря Александровича. Его рацион сейчас довольно обычный: супы, бульоны, каши, творог, салаты, овощи, постное мясо, рыба. Под запрет попали жареные, копченые, соленые, маринованные продукты, чипсы, газировки, алкоголь, фрукты, сдобные хлебобулочные изделия, «грубая» пища — всё то, что может вызвать брожение или механически травмировать пищевод и вновь сформированное соустье — место соединения полостей.

— Боязно есть что-то твердое, запиваю, пища проходит вся: и твердая, и жидкая — ничего не застревает. А аппетит хороший. Бывает, снится, что есть хочу, просыпаюсь и иду ем. После выписки сначала были боли в грудной клетке, швы тянуло, сейчас становится полегче, уже таких болей нет. В ванне моюсь уже без посторонней помощи, — рассказывает Игорь Коротков.

Еще один положительный показатель — набор веса. За последние две недели кемеровчанин потолстел на 1 кг, при этом последние полгода он только худел — с 75 до 56 кг. Кстати, после осмотра доктор разрешил пациенту есть белый хлеб, о котором тот так долго мечтал.

На сегодняшний день мужчину беспокоит только один из швов на грудной клетке, но больше он переживает из-за того, что пока не может работать. До того как ему поставили диагноз, он трудился электромонтажником. Захаров успокаивает, что пока об этом думать еще рано, главное — дать возможность организму восстановиться. На это уйдет еще не менее двух месяцев, но и после этого сильных нагрузок допускать будет нельзя.

Медик убежден, что эти месяцы необходимы для полного восстановления и адаптации организма пациента. У него будет инвалидность, так как было проведено серьезное хирургическое вмешательство, но это при соблюдении всех рекомендаций медиков не сильно повлияет на жизнь. Можно будет вернуться к любимой работе, трудиться на даче, возиться с внуками.

Первый год после операции считается самым критическим, так как, к сожалению, всегда есть шанс рецидива. Больного осматривают и дообследуют через месяц после вмешательства, затем через три в течение первого года и далее один раз в шесть месяцев на протяжении последующих пяти лет. И только по прошествии этого времени пациент может считаться излеченным от рака.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
13
Читать все комментарии
ТОП 5
Мнение
Слоны ходят по дорогам, папайя стоит 150 рублей. Россиянка провела отпуск на Шри-Ланке — сколько это стоит
Алена Болотова
директор по продажам 72.RU
Мнение
«Падали в обморок от духоты и часами ждали трамвай». Правдивая колонка футбольного фаната из России о чемпионате Европы в Германии
Георгий Романов
Мнение
«Похоже на потревоженный улей»: в Турции начались погромы. Опасно ли там находиться россиянам
Анна Голубницкая
внештатный корреспондент Городских порталов
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
«Lada — автомобиль, а "китаец" — автомобилесодержащий продукт». Крик души таксиста о машинах из Поднебесной
Анонимное мнение
Рекомендуем
Знакомства