«Я хотел, чтобы она замолчала»: убийца Веры Пехтелевой рассказал, как и за что забил свою девушку до смерти

Публикуем полные показания Владислава Канюса

Канюс избивал Веру несколько часов

Канюс избивал Веру несколько часов

Поделиться

В Кемерово 17 марта прошло очередное судебное слушание по делу о жестоком убийстве 23-летней Веры Пехтелевой. На скамье подсудимых — Владислав Канюс. Сегодня он должен был давать показания в Ленинском районом суде Кемерово. Но неожиданно даже для собственного адвоката Канюс от дачи показаний отказался. После этого его защитник попросил суд о перерыве, чтобы пообщаться со своим подопечным.

За 10 минут подсудимый и его адвокат решили, что сам Канюс давать показания в зале суда не будет. Но они предложили зачитать протоколы допроса. Это показания, которые Канюс давал на этапе предварительного следствия. Первые и самые подробные показания он дал 14 января 2020 года. В день, когда убил Веру.

Мы публикуем полный текст протокола допроса Владислава Канюса от 14 января 2020 года.

Допрос начался в 20:55, а закончился в 22:33.

Канюс был допрошен в качестве подозреваемого в присутствии адвоката:

— В квартире на Ленинградском я проживаю с 1 мая 2019 года. Ранее в данной квартире я проживал со своей девушкой Пехтелевой Верой. Данную квартиру мы снимаем. Я на учете в ПНД не состою, проблем со здоровьем нет, у врачей не наблюдаюсь.

С Пехтелевой я познакомился в октябре 2016 года, точную дату я уже не помню. Спустя какое-то время, с 2019 года, мы стали с ней проживать на Ленинградском, 28. За время проживания с Пехтелевой у нас сложились хорошие отношения. Иногда между нами бывали какие-то конфликты из-за различных бытовых мелочей. По характеру Пехтелеву могу описать как добрую, веселую, неконфликтную.

15 декабря 2019 года я поругался с Пехтелевой. Мы поругались, так как я хотел идти в ночной клуб, а она отказывалась. В процессе наших отношений Пехтелева стала часто уезжать в Киселёвск. Она постепенно стала от меня отдаляться. Она сказала мне, что общается с другим человеком. Я также узнал, что она встречается с другим человеком, от нашей общей знакомой Алины П. От последней мне стало известно, что Вера общается с другим парнем из города Киселёвска, и когда я просматривал телефон Алины П., я обнаружил ее переписки в WhatsApp, что Вера общается с Александром В. Лично я с ним не знаком. После того как я узнал, что Вера встречается с Александром В., я хотел с ней поговорить. Всё это время мы продолжали жить в квартире на Ленинградском, 28.

12 января 2020 года я решил позвонить Вере, так как хотел с ней поговорить по поводу наших дальнейших отношений. Точнее, чтобы она переехала от меня в студенческое общежитие.

15 декабря 2019 года после нашей ссоры с собой она забрала вещи. При этом мы продолжали поддерживать с ней отношения. Когда я позвонил Вере 12 января 2020 года, я предложил ей встретиться, предложил ей помочь перевезти ее оставшиеся вещи из квартиры на Ленинградском, 28 в общежитие на улице Сибиряков-Гвардейцев. Номер дома я уже не помню. Вера согласилась на мое предложение встретиться и перевезти вещи. Мы договорились, что я помогу ей с переездом 13 января. Мы договорились встретиться с ней после обеда. Она должна была приехать ко мне на Ленинградский за своими вещами.

13 января 2020-го с период с 16:00 до 18:00 ко мне приехала Вера. Когда Вера ко мне приехала, мы собрали ее вещи, а также мои вещи, так как я хотел съезжать с этой квартиры, поскольку без Веры я не хотел жить один. В процессе сбора мы распивали спиртное, а именно пили пиво, ликер «Егермейстер», а также водку. Пива на двоих было около 6 литров, ликера выпили 0,7 литра, водки выпили около 0,5 литра. После этого я почувствовал себя пьяным, Вера также была пьяной. Спиртное мы распивали до 5 часов утра уже 14 января 2020-го. В процессе распития спиртного конфликтов между нами не было.

Однако когда я начал говорить с ней о наших отношениях, предлагал ей сойтись, а также сказал ей, что мне известно, что она общается с другим пацаном, между нами начался конфликт. Ей это не понравилось. После этого она начала меня нецензурно оскорблять, при этом стала наносить мне удары. А именно нанесла мне не менее 5 ударов ногой в область паха, по лицу не менее 8 ударов ладошкой. От удара я боли не ощутил. Однако когда она ударила меня ногой между ног, я испытал физическую боль. То есть Вера начала бить меня первой. Меня разозлило это. А именно меня разозлило то, что она отрицала факт того, что она встречается с другим парнем. При этом Вера говорила, что я лезу в ее личную жизнь, так как я всё знаю про нее. Всё это время она продолжала меня оскорблять, я разозлился и ударил ее несколько раз ладонями, около 4 раз, по голове. Удары были небольшой силы, я бил вполсилы. В процессе удара Вера ударилась об шкаф и упала на пол. Находилась в положении лежа на животе. Она тоже наносила мне удары в ответ. А именно била ладошками и кулаками мне по голове. От этого мне было больно. Я просил ее остановиться. Однако она не останавливалась. Я помню, что она поцарапала мне спину. Тогда я решил взять ее за шею. Я увидел утюг, который стоял на полу. Я взял утюг, при этом провод утюга я намотал на шею Веры. Я точно не помню, в каком положении находилась Вера — полубоком или на животе. Я находился слева от нее ближе к окну. При этом она была обращена ко мне боком. Держа шнур в руках, я мотал провод на шею Веры. После чего я стал удерживать шнур на шее Веры. Шнур на шее я затянул несильно. Я сдавил ей шею на 1,5–2 минуты. В этот момент я не понимал, что своими действиями могу убить Веру. Убивать Веру я не хотел. Я затягивал шнур на шее Веры, так как хотел ее припугнуть. Хотел, чтобы она потеряла сознание. Хотел, чтобы она заснула минут на 15. После того как я убрал шнур с ее шеи, она стала издавать звуки, похожие на то, что она кашляла или хрипела. Когда я убрал шнур с шеи Веры, она находилась в положении лежа, однако затем я положил ее на спину. Когда я отпустил Веру, она была без сознания. При этом она издавала звуки, то есть хрипела. Я подумал, что с ней всё нормально. Спустя какое-то время я стал ее будить, однако Вера не реагировала. Когда я стал слушать, бьется ли у нее сердце или нет, а именно я прислонил ухо к ее рту, затем — к сердцу. Пульса у нее не было. Дыхания у нее тоже не было. Что было дальше — я не помню. Я помню, что в какой-то момент я оказался в ванной. При этом в руках у меня был нож. Я взял с собой нож, так как хотел себя убить. Я хотел покончить жизнь самоубийством, так как понял, что Вера мертва. Убивать я ее не хотел. Находясь в ванной, я порезал себе руки в районе запястий. Я лежал в ванной. Спустя какое-то время дверь в квартиру открылась, и в квартире оказались мой брат Канюс С., а также сотрудник полиции. После этого мне сказали, чтобы я оделся. Меня отвезли в отдел полиции.

В содеянном я раскаиваюсь. Я не отрицаю того, что именно от моих действий наступила смерть Веры. Убивать я ее не хотел. Я желаю принести свои извинения родственникам Веры.

Вопрос защитника: в какой момент и от чьих действий потерпевшая оказалась на полу в положении лежа?

Владислав Канюс: в положении лежа потерпевшая оказалась от моих действий. А именно — от удара по щеке. Удар был небольшой силы, но она упала, так как находилась в состоянии алкогольного опьянения. Удар я ей нанес после того, как она ударила меня в область паха. Во время удара она не устояла и ударилась головой о шкаф.

Вопрос защитника: после того как потерпевшая упала на пол, пыталась ли она подняться на ноги?

Владислав Канюс: да, пыталась подняться.

Вопрос защитника: почему не смогла это сделать?

Владислав Канюс: считаю, что не смогла это сделать, так как находилась в алкогольном опьянении и ударилась головой о шкаф.

Вопрос защитника: после этого она продолжала высказывать в ваш адрес оскорбления?

Владислав Канюс: да. Она продолжала высказывать в мой адрес оскорбления.

Вопрос защитника: вы делали ей замечания, чтобы она не шумела?

Владислав Канюс: да, я просил ее успокоиться. Однако она не успокоилась. На мои замечания она не реагировала.

Вопрос защитника: звонили ли вы вашему брату? Сообщали ли о случившемся?

Владислав Канюс: да, я звонил брату. Говорил ему о случившемся. Я говорил ему, что Вера не дышит. При этом брат говорил, чтобы я вызывал скорую помощь и делал ей искусственное дыхание. Звонок брату был до того, как я предпринял попытку суицида. Я пытался оказать ей первую помощь. Я пытался делать ей искусственное дыхание и массаж сердца.

Вопрос защитника: хорошо ли вы помните хронику событий? Были ли у вас провалы в памяти?

Владислав Канюс: нет, я плохо помню хронологию событий. У меня были провалы в памяти.

Также Владислава Канюса следователь допросил повторно 15 января 2020 года. Он повторил всё то же самое, что сказал 14 января. Следующий документ, который озвучила судья 17 марта во время заседания, — протокол дополнительного допроса Канюса от 25 августа 2020 года.

Вопрос следователя: с момента, когда Пехтелева пришла в квартиру, до момента, когда Пехтелева перестала подавать признаки жизни, входил ли кто-то в квартиру, где вы находились? Был ли еще кто-то с вами?

Владислав Канюс: никто с нами не находился в квартире. Мы всё время были вдвоем с Верой в квартире.

Вопрос следователя: на теле Пехтелевой были обнаружены повреждения. Поясните, вами ли эти телесные повреждения были нанесены?

Владислав Канюс: да, эти телесные повреждения причинил Вере, возможно, я. Количество ударов своих я не считал, но эти телесные повреждения, которые были на теле Пехтелевой Веры обнаружены экспертом, возможно, причинил я. Их количество не помню, но думаю, это то же количество, которое указано экспертом. Количество воздействий, указанных в экспертизе, я признаю.

Вопрос следователя: вы понимали, что своими действиями вы причиняли Пехтелевой особые страдания?

Владислав Канюс: я не знаю. Я хотел, чтобы настала тишина. Я не задумывался о ее страданиях. Она кричала, оскорбляла меня во время нашего конфликта. Наносить ей удары мне не нравилось. Нанося ей удары, мне не нравилось, что она кричала. Я хотел, чтобы она замолчала. О ее страданиях я не думал в это время. Она орала нецензурной бранью.

Вопрос следователя: была ли у вас возможность уйти из квартиры в момент, когда вы начали причинять телесные повреждения Пехтелевой? По какой причине вы не ушли из квартиры? Когда в дверь начали стучать люди, вы продолжили причинять телесные повреждения Пехтелевой?

Владислав Канюс: возможность уйти у меня была всё время, даже когда начался конфликт, когда я нанес ей первый удар. Но я не уходил и не хотел уходить. А когда Вера услышала, что в двери стучат, когда узнала, что приехал мой брат, Вера стала еще агрессивнее, громче орать и материться на меня. Я хотел, чтобы она перестала. Я хотел, чтобы настала тишина. Не хотел уходить, придушил, чтобы она отключилась.

Еще раз следователи дополнительно допросили Канюса 19 октября 2020 года. Публикуем протокол.

Вопрос следователя: когда вы в последний раз вступали в половой акт с Пехтелевой? Был ли этот половой акт добровольным?

Владислав Канюс: вечером 13 января 2020 года у нас в квартире. Этот половой акт был добровольным.

Вопрос следователя: наносили ли вы удары утюгом по голове и лицу Пехтелевой 14 января 2020-го?

Владислав Канюс: нет.

Вопрос следователя: как вы можете объяснить наличие следов крови Пехтелевой на утюге, изъятом на место происшествия, а также факт обнаружения судебно-медицинским экспертом фрагментов пластика в волосах Пехтелевой?

Владислав Канюс: у Пехтелевой шла кровь из носа, и эта кровь попала на утюг во время того, когда я ее душил. Про фрагменты пластика ничего сказать не могу. Утюгом я ее не бил.

Вопрос следователя: в какой момент вы написали предсмертную записку? (Канюсу предъявлена записка, изъятая 14 января на месте происшествия. — Прим. ред.)

Владислав Канюс: записку эту я начал писать 12 августа 2020-го. До слов «аудио запишу». А дописал я ее уже после того, как Вера умерла. Со слов «Хочу, чтобы всем…».

И последний документ, который зачитала судья на заседании, — это протокол дополнительного допроса обвиняемого Канюса от 6 ноября 2020 года.

— Вину я признаю частично, так как умысла на убийство Пехтелевой Веры у меня не было. Также я не признаю количество ударов. Ранее я говорил, что нанес ей не более 8 ударов по лицу, давал ей пощечины. Время и место преступления я не отрицаю. Не отрицаю, что смерть Веры наступила от удушения шнуром утюга. В момент совершения преступления я находился в нетрезвом состоянии. Если бы я был трезвым, то не стал бы душить Веру, до этого бы дело не дошло.

После того как судья озвучила практически все показания Канюса, она дала ему слово. Говорить что-либо подсудимый отказался.

Судья: как вы относитесь к тому, что вы совершили?

Канюс: нет.

Судья: никак не относитесь или сказать не хотите?

Канюс: я ничего не хочу.

Далее адвокат родственников убитой Веры Пехтелевой заявил ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору для переквалификации статьи на более жесткую. Владислав Канюс не стал возражать против этого ходатайства. От последнего слова он отказался.

Суд принял решение о возвращении материалов дела гособвинителю для переквалификации дела.

По теме

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ2
  • УДИВЛЕНИЕ2
  • ГНЕВ14
  • ПЕЧАЛЬ10
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter