СЕЙЧАС +11°С
Все новости
Все новости

Дело «Зимней вишни»: экс-глава Госстройнадзора сказала в суде последнее слово

Несколько раз Танзиля Комкова прерывалась из-за слез

На фото стоит с листочками в руках Танзиля Комкова. Рядом сидит Светлана Шенгерей, которая была подчиненной Комковой

На фото стоит с листочками в руках Танзиля Комкова. Рядом сидит Светлана Шенгерей, которая была подчиненной Комковой

Поделиться

В Кемеровском областном суде прошло очередное заседание по делу «Зимней вишни». Обвиняемыми проходят бывший начальник инспекции государственного строительного надзора Кемеровской области Танзиля Комкова, ее сын, бизнесмен Эдуард Комков, начальник одного из отделов Госстройнадзора Светлана Шенгерей и директор строительной компании ООО «ИСК "Ресурс"», партнер Комкова Никита Чередниченко.

Стороны уже выступили в прениях, теперь обвиняемые говорят последние слова. Сегодня, 7 декабря, с последним словом перед вынесением приговора выступила Танзиля Комкова. Мы публикуем полностью ее речь:

— Ваша честь, уважаемый суд. Я как могла представила в прениях доказательства своей невиновности. Всегда боялась превысить свои полномочия. Я ни в коем случае не буду нарушать федеральный закон по защите прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей № 294-ФЗ, так как все проверки надзорных органов основаны только на данном законе.

Ваша честь, прошу поверить мне в моих искренних и правдивых показаниях. Я не совершала противозаконные действия, вплоть до того, что могла где-то как-то высказать эмоционально. Если бы я совершила противоправные действия... Возможно, я бы не доработала до ухода на пенсию по старости. За что меня сейчас необходимо изолировать от общества? Чем я в 62 года могу быть опасна для общества? Я просто старая больная женщина, которой необходимо медицинское лечение, которое я не получала уже более 3-х лет (во время прений адвокат Комковой сообщила, что подсудимая состоит на диспансерном учете с опухолью мозга. — Прим. ред.).

Возможно ли осудить человека без прямых доказательств? И при этом обвинению указать те действия, которые не предусмотрены правовыми актами. Как можно мне вменить в обвинении действия 2018 года, если я с 2014 года нахожусь на пенсии? И если в 2018 году многочисленными собственниками была изменена вся планировка объектов торгово-развлекательного центра и полностью не соответствовала решениям проекта 2014 года, при этом изменили не только функциональное назначение со спортивно-развлекательного, но также и класс пожарной опасности.

Как можно мне вменить в обвинении те факты, что не входят в мою компетенцию и должностные обязанности, как надзор за объектами или контроль за сроками исполнения предписания? Если все данные, функциональные обязанности входят в обязанности специалистов инспекции и непосредственно начальника отдела, заместителя начальника инспекции.

Как можно мне вменить в обвинении, что мои действия, как утверждение приказа и заключения, является преступлением? Если я даже по функциональным обязанностям не была на объекте ни разу, не проводила проверку. Но только в постановлениях Правительства Российской Федерации, положением об осуществлении государственного строительного надзора РФ четко расписано в пункте 20 — заключение подписывает должностное лицо, проводившее итоговую проверку и утверждается приказом инспекции, то есть начальником. И никогда инспекция не принимала объект в эксплуатацию, так как разрешение на ввод в эксплуатацию является единственным документом, подтверждающим соответствие построенного объекта только трем критериям. Это, первое, разрешение на строительство, второе — градостроительным планом и третье — проектная документация. И [документ] был выдан администрацией города Кемерово за подписью заместителя главы города Калинина Андрея Владимировича.

Также известно, что разрешение на ввод [«Зимней вишни»] было отменено кассационным и арбитражным судом в связи с несоответствием объекта капитального строительства торгового центра требованиям, установленным разрешением на строительство. То есть с нарушением федерального закона — градостроительного кодекса. Уважаемый суд, почему же администрация города подписала разрешение на ввод, если оно не соответствовало разрешению на строительство?

В инспекции я проработала 37 лет, начиная от специалиста. И никогда не было претензий и жалоб как со стороны градозастройщиков, так и коллег. На протяжении трудовой деятельности всегда повышала уровень своего образования, не имела нареканий от руководства.

Ваша честь, при принятии вами решения прошу вас учесть личные мои качества, состояние здоровья, пенсионный возраст, что я являюсь ветераном труда, а также мои заслуги. У меня остался очень короткий промежуток жизни, а при таких условиях, в которых я сейчас нахожусь, мне не остается ни единого шанса, что я смогу как-то помочь своей престарелой маме — ей 91 год, она ветеран труда, ветеран Великой Отечественной войны, поправить свое здоровье, оказать помощь в воспитании внуков. Хотелось бы, чтобы они, мои внуки, знали, что их бабушка принимала участие в развитии области и вложила большой вклад в строительную отрасль.

Мой сын, Эдуард Комков, которого тоже обвиняют в совершении преступления, которого он не совершал, и не имеет никакого отношения к строительству и эксплуатации данного объекта, тем более к получению какой-либо взятки, так как он никогда не был государственным или муниципальным служащим. Его судят только для того, чтобы наказать меня. Я считаю, что это бесчеловечно. Вспомните истину, что дети не отвечают за своих родителей.

Я очень сожалею и соболезную родным и близким пострадавших. Это большая потеря. Но, поверьте мне, я не имею никакого отношения к данной трагедии. Если бы была какая-то моя вина, я бы обязательно ее признала. Ваша честь, прошу учесть всё это и всё-таки принять правильное решение. У меня всё, — сказала Танзиля Комкова.

Поделиться

Также сегодня должна была выступить с последним словом Светлана Шенгерей. Но из-за болезни ее адвоката судья сообщила, что сможет выслушать подсудимую лишь на следующем слушании.

Кроме этого, судья повторно предоставила последнее слово Никите Чередниченко, который ранее уже отказывался от этой возможности. Но он продолжил игнорировать слова судьи.

Добавим, 2 декабря с последним словом выступил сын Комковой, Эдуард, партнер Чередниченко по бизнесу. Он сообщил присутствующим, что не считает себя виновным.

Напомним, по версии обвинения, в 2013–2014 годах Вячеслав Вишневский, тогда возглавлявший Кемеровский кондитерский комбинат (эта компания строила «Зимнюю вишню»), передал взятку Танзиле Комковой в размере 7 млн рублей. За это Комкова не привлекала компанию к ответственности за проведение работ по реконструкции здания второй очереди «Зимней вишни» без разрешения на строительство и с нарушением требований проектной документации. Деньги были перечислены в ООО «ИСК "Ресурс"» с марта 2013 года по март 2014-го по поддельному договору на проектирование. В последующем сообщники их обналичили.

Светлана Шенгерей, которую обвиняют в злоупотреблении должностными полномочиями, в этот период руководила отделом строительного надзора № 1 Госстройнадзора Кузбасса. Именно она, составляя акт обследования здания ТЦ, внесла в него недостоверные данные о выполненных работах.

Гособвинение запросило для фигурантов сроки от 8 лет до 21 года заключения, а также штрафы до 450 миллионов рублей.

Напомним, пожар в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» произошел 25 марта 2018 года. В нем погибли 60 человек, 37 из которых — дети. После этого на скамье подсудимых оказались 15 человек. Никто из них за 3,5 года с момента трагедии не признал вину полностью.

Ранее NGS42.RU писал, что 15 ноября бывший глава МЧС Кузбасса Александр Мамонтов, который сейчас проходит в качестве фигуранта по другому делу «Зимней вишни», подал жалобу в Конституционный суд РФ.

29 октября судья Заводского районного суда вынес приговор 8 обвиняемым по первому делу о пожаре в «Зимней вишне». Само оглашение приговора завершилось 10 ноября. Подсудимые получили от 5 до 14 лет колонии общего режима.

По теме

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ3
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter