«Хочу найти останки прадеда»: школьница из Кемерова ищет захоронения погибших в ВОВ

Девушка рассказала, почему важно найти всех погибших

Увлечения Ани отличаются от тех, что интересуют ее сверстников

Увлечения Ани отличаются от тех, что интересуют ее сверстников

Поделиться

Тысячи людей из разных уголков нашей страны 9 мая выйдут на площади вместе с фотографиями своих родных, чтобы вступить в ряды «Бессмертного полка». На многих карточках вы не увидите ни даты, ни места смерти. Школьница Аня Горбачева — одна из тех, кто еще пытается вернуть пропавших бойцов домой. Девушка — поисковик останков солдат, павших на полях сражений во время Великой Отечественной войны. Корреспондент NGS42 пообщался с Аней и выяснил, что она чувствовала, когда впервые обнаружила останки бойцов, есть ли смысл в праздновании 9 Мая и почему современная молодежь нуждается в патриотическом воспитании.

«По останкам определили, что там были и дети …»


Всё началось с юнармейского отряда. В 2014 году после переезда в Кемерово мой брат пошел в юнармию, а я, увидев у него форму и оружие, начала мечтать пойти за ним, — рассказывает Аня Горбачева. — Но брат был категорически против — не хотел, чтобы я вертелась рядом. В итоге я ждала возможности с 4-го класса, и лишь будучи восьмиклассницей, когда брат выпустился, стала бойцом. В том же году пришла в движение «Пост № 1», которое организовывает почетные караулы на объектах памяти Великой Отечественной войны: памятники, монументы, Вечные огни. Они-то меня и заинтересовали, но когда попала в кемеровский отдел, узнала об их поисковых отрядах. Решила остаться и попробовать. Так прошлым летом впервые поехала на раскопки в город Белый Тверской области.

Мы занимались поиском останков погибших солдат 150-й кузбасской стрелковой дивизии. В результате за время раскопок были подняты останки 23 бойцов. При этом мы предполагаем, что подняты еще не все, поэтому этим летом снова поедем в город Белый.

Поначалу думали, что из этой экспедиции уедем ни с чем, потому что какое-то время найти ничего не удавалось. Места захоронений определяются всегда заранее нашими руководителями, ориентируясь на данные Министерства обороны. Какие-то участки уже были исследованы, часть осталась нам.

Чаще всего поисковики находят пули

Чаще всего поисковики находят пули

Поделиться

На нашей территории попадались только гильзы, лопаты и другое снаряжение, останков найти не могли. В последний день, когда после поисков в лесу ехали через город, нас неожиданно остановили руководители. Сказали разворачивать поиски, только уже на обычной городской дороге, а не в лесу. Как оказалось, местные жители стали находить останки, которые вымыло дождями. Когда начали раскопки, увидели, что там не только солдаты. Например, по форме и строению черепа определили фрагменты останков нескольких детей. Они остались после ухода немецкой комендатуры, во время войны эта местность была оккупирована фашистами.

— Что ты чувствовала, когда находила останки погибших?

— Я всё очень близко воспринимаю. Вижу такое, и приходит осознание, какой ужас там творился. Да, говорят: 27 миллионов человек погибло, но это на словах. Пока не увидишь, не почувствуешь, насколько страшна война. Казалось бы, жил человек, раз, и его уже не существует. Ужасно, что из-за идеологии погибали люди, пытавшиеся защитить свою Родину.

Девушка гордится тем, что работает в карауле

Девушка гордится тем, что работает в карауле

Поделиться

— Если было так трудно, почему не ушла из отряда?

— Такой мысли не возникало. Хотя некоторые из ребят, и правда, после первой поездки решили, что больше ни ногой в экспедиции. Всё-таки физически раскопки не все выдержат. Мы много передвигаемся на ногах. До того же леса, где искали останки воинов, туда и обратно по два часа пешком то в жару, то в дождь. К примеру, девочка, которая всю экспедицию молчала, не ныла, после возвращения заявила, что это был ее первый и последний раз. Я же, как бы ни уставала, никогда не думала прекращать. Твердо для себя решила по возвращении с поисков: я хочу обратно.

Я понимаю, что, кроме нас, эту работу никто не будет делать. Родственники еще надеются когда-то похоронить своего родного человека в месте, где он жил. Есть и личная цель: мой двоюродный прадедушка погиб в марте 1943 года в районе Старой Руссы. Место захоронения неизвестно. В будущем хочу съездить туда в экспедицию. У меня есть какие-то надежды найти хотя бы его опознавательный медальон. Есть только две большие проблемы, из-за которых с каждым годом всё меньше шансов найти бойца и вернуть его домой. Во-первых, в некоторых районах, в той же Тверской области, земля быстро окисляется, уничтожая останки. Во-вторых, многие солдаты специально не носили свои медальоны с именами, так как считали это плохой приметой, поэтому сейчас уже сложно установить личность погибшего.

Там, где когда-то шли бои, теперь растут леса

Там, где когда-то шли бои, теперь растут леса

Поделиться

— Родители не были против, чтобы ты ездила в экспедиции?

— Нет, никогда. Единственное, мама один раз не пустила меня в центр военной подготовки, хотя я тогда очень хотела. Она считала, что это не для девочки: по стеклу ползать, марш-броски. Всё-таки «Пост № 1» — это больше про раскопки и церемониал, а не про военную подготовку. Тем более параллельно с работой в поисковых экспедициях я являюсь командиром юнармейского отряда своей школы, поэтому активности и так хватает. Сначала я расстроилась, но потом поняла, что работа в карауле меня привлекает больше, чем боевые искусства.

«Самое страшное — когда я вижу тотальное неуважение к памяти своей страны»


— Как обычно люди реагируют на твою работу в карауле?

— Постоянно вопросы прилетают: «А зачем? А почему вы стоите?» И хоть сколько ни объясняй, они всё равно не верят, что меня это вдохновляет. Если вы считаете, что во время караула мы думаем о завтрашних уроках, то нет. В этот момент мы гордимся, что можем почтить память тех, кто отдал свою жизнь за нашу Родину.

— Одноклассники также не понимают смысла в твоей деятельности?

— Одноклассникам, честно говоря, всё равно. Слишком разные интересы и образ жизни, нам даже поговорить не о чем.

Такие развлечения, как курить, пить и тусить, я не понимаю. У меня никогда не возникало желания, к примеру, покурить вейп. Как минимум я не понимаю, в чём смысл портить свое здоровье за свои же деньги? Но самое страшное — это когда я вижу тотальное неуважение к истории своей страны. Постоянно замечаю на памятниках следы от ботинок или монетки в чаше Вечного огня. Даже на 9 Мая молодые люди умудряются испортить возложенные цветы, но большинство просто не приходит на праздник. У меня возникает только один вопрос: как можно быть такими свиньями?

Порой находят и бутылки

Порой находят и бутылки

Поделиться

— Сейчас слышны призывы отказаться от празднования 9 Мая в пользу постоянной, а не однодневной помощи ветеранам. Как ты считаешь, оправданна ли трата денег на организацию Дня Победы?

Конечно, оправданна. 9 Мая — это память о тех, кто погиб, и дань уважения ветеранам, которые дожили до наших дней. А по поводу помощи — она есть и помимо 9 Мая. Наши отряды часто выезжают и помогают с ремонтом, огородом или покупкой продуктов. Да и для самих ветеранов День Победы очень важен. Правда, грустно становится, что с каждым годом их всё меньше можно увидеть на параде. Я в июле была на церемонии прощания с ветераном, с которым еще недавно другой отряд снимал ролики, а теперь его нет. Поэтому тут, наоборот, гордость возникает, когда видишь тех, кто смог пережить эти события. У меня из семи прадедов выжили только двое. Трое погибли в боях с нацистами, один умер в концлагере Освенцим, еще один пропал без вести. Надеюсь, что когда-нибудь смогу найти про них информацию или найти места их захоронения.

В этом году Аня вновь хочет вернуться на места былых сражений

В этом году Аня вновь хочет вернуться на места былых сражений

Поделиться