СЕЙЧАС +18°С
Фото пользователя

Татьяна Осинцева

Внештатный корреспондент
Фото пользователя

Татьяна Осинцева

Внештатный корреспондент

Нехватка врачей, потеря анализов, неверный диагноз: колонка беременной об ужасах кемеровской красной зоны

Чтобы найти врача и попросить о помощи, кемеровчанке пришлось из одной ковидной зоны идти в другую

Раньше это помещение использовали в качестве операционной кемеровского Родильного дома <nobr class="_">№ 1</nobr>

Раньше это помещение использовали в качестве операционной кемеровского Родильного дома № 1

Поделиться

В конце декабря 2021 года внештатного корреспондента NGS42.RU с температурой госпитализировали в акушерский стационар кемеровского Родильного дома № 1. Татьяна Осинцева рассказала, в каких условиях в медучреждении беременным приходится выживать и почему от лечения дома, порой, больше пользы. Публикуем ее колонку.

На 34-й неделе беременности (в общей сложности беременность длится 38–40 недель. — Прим. ред.) я заболела ОРВИ: температура поднималась максимум до 37 °C, был сильный кашель и недомогание. В течение недели я лечилась дома: промывала нос, делала ингаляции, — всё по рекомендациям гинеколога, у которого стою на учете.

Врача из местной поликлиники было бесполезно вызвать, так как тремя месяцами ранее, когда я так же простыла, приходившие медработники разводили руками и говорили: «Я не знаю, что можно беременным. Купите любое противовирусное и выпейте убойную дозу».

Когда всё вроде бы начало проходить, поднялась температура до 38 °C. Я позвонила своему гинекологу и спросила, как быть в такой ситуации. Она посоветовала срочно ехать в больницу, чтобы исключить ковид и правильно сбить температуру. Меня направили в акушерский стационар роддома № 1 Кемерова. Если честно, у меня и в мыслях не было, что в областной столице, где строятся суперсовременные объекты, еще остались больницы, на которые Минздрав махнул рукой. Мол, стены есть — и так сойдет.

Мы с мужем приехали в пятницу в 15 часов и сначала минут пять провели на улице под дверью — нам никто не открывал. Когда супруг не выдержал и начал давить на звонок не переставая, нам открыла недовольная женщина со словами: «Что вы так трезвоните, мы же не здесь сидим». Возник вопрос а где же тогда, но вслух я его не озвучила.

Мужа отправили домой. Меня приняли, измерили температуру, давление и начали заполнять документы — на это ушел целый час. С температурой, состоянием, будто я вот-вот потеряю сознание, я сидела в коридоре и ждала, пока медики разберутся с компьютером. Как я поняла, одна девушка только недавно начала работать и еще не знала программу, поэтому ей всё объясняли при мне.

Минут через 30–40 пришла дежурный гинеколог, послушала сердцебиение ребенка, сказала, что с малышом всё хорошо, и ушла. Еще минут через 20 медработники отвели меня в палату, взяли кровь и тоже ушли. В следующий раз фельдшера я увидела только через 3 часа, а врача и вовсе через 4. Всё это время я пробыла в палате одна — без лекарств и обследований терапевта. Благо, кулер с водой стоял в коридоре, и можно было в свободном доступе выйти и попить. Ужин принесли около 5 вечера — но пришли обычные работники столовой, которые понятия не имели, где найти врачей.

Когда я только поступила, у меня не было на руках свежих результатов ПЦР-теста. Поэтому меня положили в «красную зону 1», в отдельную палату, которая в лучшие времена была операционной. Медики сказали, что возьмут у меня ПЦР только на следующий день.

Кроме моей, в отделении было еще 2 палаты, в которых, помимо меня, лежали еще шесть беременных. Из соседних палат доносился сильный кашель. При оформлении мне пояснили, что все женщины в этой красной зоне лежат с простым ОРВИ, у них нет коронавируса. Но ведь не было гарантий, что ковида нет у меня. Да, я лежала в отдельной палате, но в коридоре мы все пересекались.

До 19 часов я пробыла в палате одна, поняла, что становится только хуже: температура не спадает, кашель усиливается, болит голова, тянет живот. Хотела вызвать врача, но кнопки в палате не оказалось. Я вышла в коридор — там никого не было. Вышла в приемное отделение — и там пусто. Фельдшера мне удалось найти только в соседнем крыле. Но это было не просто другое отделение, а «красная зона 2». Минут через 40 после этого пришла терапевт, послушала легкие и сообщила, что от кашля мне принесут небулайзер.

Живот продолжал болеть и был каменным — а это один из признаков того, что могут начаться преждевременные роды. Спросить, когда придет гинеколог, мне было не у кого: все медработники опять ушли, — поэтому мне пришлось ждать врача и надеяться, что всё будет хорошо. Гинеколог пришла только ближе к 21 часу, опросила и дала свечу «Уторжестан», которая сняла боль и напряжение в животе. Еще через час медсестра сделала КТГ (кардиотокографию, это метод оценки состояния плода, который позволяет проанализировать частоту его сердцебиения в покое, движении, при сокращениях матки и воздействии различных факторов среды), поставила капельницу магнезии и дала небулайзер со сломанной маской. Когда я заметила, что аппарат сломан, медиков в коридоре уже не было, дышать им я просто не смогла. Ночью мне стало плохо — поднялась температура. В коридоре я никого не нашла, а дальше идти сил не было. Я вернулась в палату и уснула. Утром я проснулась в мокрой от пота футболке.

Что касается питания, то еду приносили 3 раза в день вот в таких контейнерах. Спасибо, что хоть здесь соблюдались правила безопасности.

Рис с овощами приносили на ужин

Рис с овощами приносили на ужин

Поделиться

Поделиться

Причиной частых ссор между пациентами стал туалет, который совмещен с душем. Пока одна моется — другая стоит под дверью (а беременные часто ходят в туалет) и злится. Как только они встречаются в коридоре — начинаются выяснения отношений. И ведь обе правы в этой ситуации, ни одна не виновата, что на 6 человек — всего один туалет, да и тот совмещенный.

Чистота в уборной комнате, конечно, оставляла желать лучшего. Все два дня, что я провела в стационаре, под мойкой валялись ватки, использованные после анализов крови.

Каким образом ватки попали под мойку — остается только догадываться

Каким образом ватки попали под мойку — остается только догадываться

Поделиться

Если в палатах полы мыли раз в день, то уборная о влажной тряпке давно не слышала.

Судя по количеству пыли, за батареями не мыли около месяца

Судя по количеству пыли, за батареями не мыли около месяца

Поделиться

В субботу утром у меня взяли мазки на ковид. В обед мне пришло сообщение на портале «Госуслуг» о том, что ПЦР-тест отрицательный. От врачей результаты анализа я узнала только вечером во время обхода.

Я сама настояла на выписке днем в воскресенье, так как не видела смысла лежать просто так — ингаляции я и дома могу делать, да и заботиться там обо мне будут больше, чем в одиночной палате красной зоны. За два дня мне дважды делали КТГ, но результаты первого были потеряны, врач не смогла их посмотреть. А на УЗИ, как оказалось, не верно определили вес ребенка — в выписке указано, что все размеры соответствуют норме, а вес малыша 2500 граммов. Через пару дней я делала повторное УЗИ в частной клинике, а затем в перинатальном центре. Оказалось, что малыш весит всего 2000 граммов, а это повод для детального обследования.

Еще в выписке было указано, что от температуры мне давали парацетамол, который я не получала. Возможно, таблетку хотели дать, но забыли, кто знает.

И виноваты ведь во всем этом не врачи и медсестры, а главврачи, которые не могут организовать работу акушерских стационаров. В том, что в моменты, когда было плохо и я не могла найти медиков, нет их вины. Как и в потерянных анализах или наспех сделанном УЗИ. Просто врачей не хватает. Я считаю, что в этом виноваты как раз главврачи и представители минздрава, которые не обращают внимание на организацию работы вверенных им медучреждений.

Я попала в больницу в выходные дни. На всё медучреждение, как мне сказала медсестра, было всего два врача гинеколога. Вы только представьте: им и новых пациенток нужно осмотреть, и роды принять, и операции провести, и вовремя оказать помощь тем, кому неожиданно стало плохо. В субботу утром, после того, как мои коллеги позвонили руководству больницы, ко мне пришла одна из заведующих роддома и спросила о моем самочувствии. Она пообещала, что посмотрит мои анализы и вернется, но пришла только вечером. Да и как ее винить: на других этажах были те, кто рожал, и им в этот момент ее помощь нужна была гораздо больше.

Не понимаю, почему у нас в Кемерове, в областной столице, строят масштабные культурные и спортивные центры, а про самое главное — новорожденных и тех, кто только готовится появиться на свет — забыли. Выходит замкнутый круг: лег в больницу — остался без лечения, не лег в больницу — тоже остался без лечения. Может, стоит уже обратить внимание на более важные сферы жизни? Развлечения никуда не убегут, а вот жизнь, как раз, может.

По теме

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Станьте автором колонки.

Почитайте рекомендации и напишите нам!

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter