19 октября вторник
СЕЙЧАС -1°С

«Это невыносимо больно»: руководитель «Зимней вишни» сказала последнее слово в суде. Публикуем текст ее речи

Во время своего выступления Надежда Судденок сильно нервничала и не сдержала слез

Поделиться

Под стражей сейчас находятся Юлия Богданова (крайняя справа), Надежда Судденок, Георгий Соболев и Сергей Антюшин

Под стражей сейчас находятся Юлия Богданова (крайняя справа), Надежда Судденок, Георгий Соболев и Сергей Антюшин

Поделиться

В Заводском районном суде города Кемерово 20 июля состоялось очередное заседание по делу о пожаре в ТЦ «Зимняя вишня». Во время слушания с последним словом выступила гендиректор ООО «Зимняя вишня» Надежда Судденок. Во время своей речи обвиняемая сильно волновалась и в какой-то момент вытерла слезы. Публикуем полный текст ее речи:

— Ваша честь, все собравшиеся здесь, я хочу сказать свое последнее слово. Это очень сложно и невыносимо трудно. Я постараюсь сказать свое мнение и прошу простить, если оно будет как-то не так услышано, понято как-то по-своему, или я не смогу выразить его так, как я хочу выразить, потому что это эмоции, это очень тяжело, это очень сложно.

Я никогда не думала в своей жизни, никогда не могла даже это себе представить, что я когда-то смогу оказаться в этом месте. Ни своим отношением к жизни, ни своими убеждениями, ни мыслями, ни своим многолетним трудом, никогда в жизни я не думала, что смогу оказаться здесь. Потому что я всегда и вела себя, и воспитана была семьей, и работала в трудовых коллективах, и в жизни была порядочным и законопослушным человеком. Я к работе всегда относилась добросовестно и ответственно. И никогда в жизни не была равнодушным человеком, никогда.

Мне очень больно за всё, что здесь случилось, и такая трагедия произошла. Это невыносимо больно и мне невыносимо больно. В связи с этой трагедией я прошу у всех простить меня, я прошу прощения у всех людей, у всего общества, у всех абсолютно людей, которые испытали и горе, и боль, и страх. Это и люди, у которых погибли родные и близкие, это и персонал, и в принципе люди, которые переживали, сопереживали. И я прошу у всех меня простить. Я, как и другие люди, испытываю невыносимые мучительные боли испытания, которое мне предстоит проходить, и я прохожу его. Да, это очень страшно и больно. И морально, знаете, очень страшно испытывать само даже чувство того, что ты с этим столкнулся и ничего с этим сделать не можешь. И вроде оказался в этой ситуации, я там трудилась и понимаю, что есть ощущение какого-то невыносимого разочарования, боли, с которой порой даже не знаешь, как справиться, как о ней говорить, и вообще, находятся ли какие-то слова. Но я должна сказать то, что я думаю, и я это говорю.

Я отработала в двух малых организациях 1,5 года. Я сожалею о том, что я не смогла самостоятельно увидеть какие-то проблемы в пожарной безопасности, не [смогла] предотвратить эту беду. Я переживаю за это. Но я хочу, чтобы мне поверили в том, что я не знала, о том, что были какие-либо проблемы с пожарной безопасностью и какие-то неисправности, которые могли повлиять на безопасность торгового центра и того рабочего места, на котором я находилась.

Я была убеждена в том, что в торговом центре [«Зимняя вишня»] работать, трудиться безопасно, и там всё в порядке. Потому что я считала, что там всё организовано и работает исправно. Мои убеждения не были просто придуманными или равнодушными, или халатными. Они были основаны на определенных убеждениях, которые были основаны на фактах не только моих, это факты из жизни, их видели гости, персонал. Когда проходили тренировки учебные, работало всё исправно, персонал показывал свои знания, умения, они выполняли все действия, которые необходимо было [согласно] предписанным им инструкциям. Люди знали, как действовать в учебных тренировках и в реальной ситуации. Когда я видела, как люди реагировали и правильно действовали. И все системы, которые работали в тот момент, которые можно визуально видеть, они были исправны. И звучала сигнализация, и подчиненные знали, как себя вести в чрезвычайной ситуации. Я это видела и была спокойна.

Ваша честь, я прошу учесть доводы стороны защиты. Мы их изложили, попытались написать о том, что на самом деле в трудовой деятельности моей было и как было. Я прошу вас определить степень конкретно моей вины, если она в этой трагедии есть. Я как человек, обычный человек, не могу понять, как можно отвечать за не свое. Я не понимаю это ни с точки зрения человеческой, ни с точки зрения юридической. Как я могла повлиять на соблюдение закона в строительстве, в проектировании, а также вводе в эксплуатацию торгового центра? Как я могла повлиять, если я даже не знала, что буду там работать?

Как я могу и должна отвечать, согласно обвинению за соблюдение обязанностей, которые не возложены на меня ни юридически, никак? Это взаимоотношения управляющей компании-собственника с компанией, которая взяла на себя ответственность за обеспечение пожарной безопасности торгового центра, в том числе 4-го этажа. И я не понимаю, какое отношение к этому имею и как я должна за это ответить? Почему я должна за это отвечать? Я не понимаю этого.

Я прошу вас исключить из объема обвинения не относящиеся утверждения как раз к моей трудовой деятельности. Я считаю, да, я в трудовой деятельности сама так же, как и многие другие люди, попала в беду. Для меня это тоже беда.

Я прошу вас учесть смягчающие обстоятельства. В своей деятельности я проанализировала то, за что я отвечала, и то, где я могла упустить какие-то вещи, которые относились именно к зоне моей ответственности. Я считаю, что я по 219-й статье [УК РФ] признаю вот эту часть нарушений в моем персональном контроле за организацию и проведение инструктажей. У тех сотрудников, которые посчитали, что они что-то не знали или что-то не умели. Но это в двух юридических фирмах, это не весь персонал ТРЦ. Это персонал «Бизнес спорт Кемерово» и «Зимняя вишня Кемерово». Но это не ТРЦ, а я не руководитель ТРЦ, где меня представляют, пишут и в обвинении непонятно, какие обязанности на меня возложили.

Я прошу учесть выплаты потерпевшим, которые переведены моей семьей в возможном для нас объеме. Я всю жизнь работала на заработную плату и скопить каких-то вещей я не могла. Моя мама пенсионерка, сын — студент. Я всю жизнь работала честно, добросовестно. Что мы могли выплатить — мы выплатили. Я прошу вас учесть мой возраст и возраст моей престарелой мамы. Это не учитывается, но это ведь моя семья. У меня ребенок, который вынужден заботиться о бабушке — она пожилой человек.

Я прошу учесть то, что я сейчас сказала. И прошу объективно, всесторонне оценить конкретно степень моей вины. Я готова отвечать за свое. Я готова нести ответственность. Я ее понимаю и принимаю то, что произошло. Но я хочу, чтобы всесторонне определена степень моей ответственности и был разумный приговор. Всё.

Напомним, фигурантами по этому делу также проходят:

  • Юлия Богданова — гендиректор ОАО «Кемеровский кондитерский комбинат» (компания-собственник ТЦ);
  • Георгий Соболев — бывший технический директор комбината;
  • Игорь Полозиненко — руководитель компании «Системный интегратор» (компания, отвечавшая за обслуживание противопожарной сигнализации);
  • Александр Никитин — подчиненный Полозиненко, инженер противопожарной системы;
  • Сергей Антюшин — сотрудник частного охранного предприятия;
  • Сергей Генин — начальник караула пожарно-спасательной части № 2;
  • Андрей Бурсин — начальник службы пожаротушения первого кемеровского отряда противопожарной службы, который руководил тушением ТЦ.
Полный список фигурантов по делам «Зимней вишни»

Полный список фигурантов по делам «Зимней вишни»

Поделиться

Ранее NGS42.RU писал, что прения по этому делу длились около месяца. В рамках прений гособвинение запросило в качестве наказания для Юлии Богдановой максимально возможный срок — 14 с половиной лет колонии, для Надежды Судденок — 14 лет, для Георгия Соболева — 13 лет. Сергею Антюшину прокурор просит назначить 9 с половиной лет колонии, Игорю Полозиненко — 6 лет и 8 месяцев, Александру Никитину — 5 с половиной лет, Сергею Генину — 5 лет, а Андрею Бурсину — 6 лет лишения свободы.

Оправдательного приговора для своих подзащитных просили все адвокаты обвиняемых. Также в прениях выступали родственники погибших. Мы отдельно публиковали некоторые эмоциональные выдержки из их выступлений.

Напомним, пожар в кемеровском торговом центре «Зимняя вишня» произошел 25 марта 2018 года. В нем погибли 60 человек, 37 из которых — дети. После этого на скамье подсудимых оказались 15 человек. Никто из них за три года с момента трагедии не признал вину полностью. Добавим, что пока ни один приговор по уголовным делам не был озвучен.

К годовщине трагедии мы подготовили большой материал о том, кто сегодня находится на скамье подсудимых по делу о «Зимней вишне». Мы изучили данные следствия и восстановили схему событий, которые привели к трагедии, потрясшей весь мир.

Все новости по этой теме вы можете найти в сюжете «Пожар в "Зимней вишне"».

По теме (17)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ4

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Кузбассе? Подпишись на нашу почтовую рассылку