Семья Новости Новокузнецка Родные — о мобилизованных Спецоперация на Украине истории «Ты живешь и понимаешь, что он не придет домой с работы». Монолог родных мобилизованного из Новокузнецка

«Ты живешь и понимаешь, что он не придет домой с работы». Монолог родных мобилизованного из Новокузнецка

Мама и супруга военнослужащего рассказали его историю и поделились своими тревогами

Мужчина встретил известие о призыве без восторга, но не стал бегать от службы

Редакция NGS42.RU продолжает цикл материалов, где родные и близкие мобилизованных кузбассовцев рассказывают о своем любимом человеке и о том, как изменилась жизнь из-за его отъезда на военную подготовку. Эта история — про жителя Новокузнецка Владислава, который в молодости отслужил в Президентском полку и был определен в приоритетную категорию военного запаса, хотя к реальным боевым действиям никогда не готовился. О судьбе мужчины поговорили с его мамой Еленой и женой Екатериной — публикуем их монологи. Из соображений безопасности наших собеседниц и того факта, что мужчина является военнослужащим, мы не будем указывать их персональные данные.

«Зачислен в первую категорию»

Мама: Владиславу сейчас 31 год, он родился и вырос в Новокузнецке. Учился в 37-й школе, увлекался в основном разными видами спорта и музыкой — он музыкант-любитель, разбирается в электронной музыке, умеет ее писать.

Когда Влад достиг призывного возраста, его пригласили в военкомат и сказали, что есть возможность пройти срочную службу в Президентском полку в Москве. Он сам парень очень патриотичный и давно нам говорил, что хочет отслужить в армии. Поэтому предложению попасть в такую престижную часть, конечно, обрадовался. В тот год он был единственным в полку из Новокузнецка, а всего туда из Кузбасса взяли 11 человек. Мы, семья, тоже были рады и гордились им.

Немного переживали, что сын надолго уехал, волновались, как его там примут. Но всё было отлично: часто созванивались, он обо всём отзывался только положительно, разве что чуть-чуть сетовал на строгую дисциплину. Рассказывал, что никакой дедовщины в части нет, с товарищами по службе сложились хорошие отношения.

Влад попал в охранное подразделение, готовился и выполнял задачи именно по охране важных объектов. К боевым действиям его там не готовили. Их учили держать оружие, но не воевать. Он без каких-либо проблем отслужил год, после чего вернулся домой. В военном билете написали, что он стрелок, рядовой и зачислен в самую приоритетную, первую категорию запаса.

После возвращения сын поступил на заочное обучение в СибГИУ, устроился на работу на кислородное производство на ЗСМК, женился. Позднее у них с супругой, Екатериной, родился сын, сейчас ему шесть лет. Влад окончил вуз, получил повышение на заводе до старшего мастера, достойно зарабатывал. Всё было нормально.

«Сразу решил, что не будет уклоняться»

Супруга: После объявления в России 21 сентября частичной мобилизации встревожился и сам Влад, и все мы. Я как-то сразу почувствовала, что его точно вызовут. Надеялись, конечно, до последнего, что обойдет стороной, учитывая, что он не принимал участия в боевых действиях и толком не имеет именно военной подготовки. Плюс была надежда, что от ЗСМК будет бронь, но вышло ровно наоборот.

На второй день мобилизации моего мужа пригласил работодатель и под подпись выдал уведомление о необходимости явиться в военкомат. Он этому был, мягко говоря, не рад, но сразу решил, что не станет уклоняться. И мы ему ничего подобного не предлагали, потому что знали, что он к такой идее отнесется резко отрицательно.

Никакого медосмотра в военкомате не было. Там группу людей поставили в ряд, спросили, есть ли у кого-то жалобы. В таких условиях никто не решился выйти и о чём-то рассказать. В результате Владу сказали, что годен, и 1 октября его с другими мобилизованными увезли в армейский подготовительный центр в Омской области.

Дни перед отправкой старались проводить все вместе дома. Мы поддерживали его, он — нас. Говорил, что всё будет хорошо, старался внешне держаться позитивно. Но мы же его давно знаем и понимаем разницу между тем, какой он, когда действительно всё в порядке, и как изменилась ситуация сейчас. Нехорошо у мужа было на душе.

Мама: Напрашиваются вопросы по части медосмотра во время частичной мобилизации. Главный — почему его просто-напросто нет в военкоматах? Я сама медработник, знаю, насколько это важно. Перед отправкой на такую ответственную миссию обязательно должны качественно человека осматривать, определять наличие или отсутствие заболеваний. У Влада, например, официально каких-то серьезных недугов нет, но не раз случалось, что подскакивало давление. И неизвестна точная причина, непонятно, можно ли служить с подобным.

Я звонила на горячую линию по вопросам мобилизации, 122, пыталась что-то узнать. Оператор, было ощущение, по бумажке читала готовый текст и уверяла, что когда их из Новокузнецка перевезут в Кемерово, там проведут полный осмотр. Но ничего такого не было. Кемерово вообще оказалось коротким перевалочным пунктом, где перед мобилизованными выступил губернатор, после чего их отправили в подготовительные центры.

Еще один вопрос, который сильно волнует: по какому принципу отбирали тех, кто попадает под мобилизацию? Я уже говорила, что у сына фактически военной подготовки раньше не было, при этом его призвали. В то же время мы знаем нескольких человек с реальным боевым опытом, которые после объявления о частичной мобилизации получили повестки, но в военкомате им сказали, мол, сейчас вы никуда не едете, сидите, ждите, если потребуется, вам позвонят. Я ни в коем случае не желаю этим людям отправки в зону действий СВО, просто хотела бы понять критерии отбора.

«Боимся, что отправят без должной подготовки»

Супруга: Со слов Влада, в учебке их поселили в казарму, то есть не было такого, что приходилось спать на улице в палатке. Выдали матрасы, вещи. Кормят хорошо. Друзей, приятелей с гражданки у него там нет. На месте познакомился с парой человек, старается держаться либо с ними, либо один, в конфликты не вступает. Связь с ним пока поддерживаем довольно часто, насколько понимаю, телефоны солдаты сдают только при отправке ближе к линии зоны проведения СВО.

Поначалу муж больше находился в казарме, иногда их переселяли из одного здания в другое. Рассказывал, что, за исключением разборки и сборки автомата в первые дни, обучением военному делу не занимались. Оно вроде бы планируется, но неизвестно, когда именно, что там мобилизованные будут делать, сколько это продлится. Для нас это очень большой страх, что его отправят без должной подготовки. Еще можно понять, если раньше человек воевал, ему, может быть, хватит одной, двух, трех недель, чтобы восстановить основные навыки. Человека же, которому всё это в новинку, считаю, в полной мере за такое время подготовить невозможно.

Влад был в одной из групп солдат, с которыми встречался по прибытии в Омскую область губернатор Кузбасса Сергей Цивилёв. Муж к этому отнесся положительно, считает важной такую поддержку и внимание. Там же в этой учебке люди из многих субъектов, и чтобы специально к кому-то из них приехал глава региона — это редкий случай. Как рассказал Влад, Цивилёв выслушал каждого, у кого были какие-то вопросы, пообещал, что с вещами у них проблем не будет, и заверил, что семьям мобилизованных в Кузбассе окажут помощь.

«Лишь бы вернулся и был здесь. Никакие деньги это не заменят»

Супруга: Семьям мобилизованных обещали единовременные выплаты от региона, плюс на ЗСМК говорили, что будет финансовая поддержка и от предприятия. Не сразу, но средства поступили. От службы соцзащиты населения к нам приезжал представитель, опросили, какие есть проблемы в семье по здоровью, коммуналке, другим моментам. Пока что этим помощь от соцзащиты и ограничилась.

Что стало сложнее? Да всё сложнее. Не справляемся, если честно. Словами это очень тяжело объяснить. Ты живешь, чем-то занимаешься и в какой-то момент понимаешь, что сегодня вечером муж не придет домой с работы. И завтра тоже. И неизвестно, сколько это продлится.

Сыну у нас шесть лет. Ему сказали правду, как есть, что папа уходит в армию. Он полностью еще не осознает, но всё равно чувствует изменения. У них с папой очень сильная связь. Сейчас каждый день спрашивает, ну когда уже папа приедет? Отвечаем, что через три месяца, а сами не знаем.

На нас остались два потребительских кредита: один у мужа, один — у меня. С учетом того, что сейчас нахожусь на учете в центре занятости, это тяжелое бремя. Общалась с банками — говорят, что пока по кредитным каникулам у них нет четкого понимания по алгоритму действий, поэтому нужно исполнять обязательства как раньше, в полном объеме.

По тому, сколько мужу будут каждый месяц перечислять, пока он в армии, никакой ясности у нас сейчас нет. Если это будут условные 30–40 тысяч, безусловно, это не покроет даже наши основные нужды, и ситуация станет крайне тяжелой. На заводе Влад зарабатывал намного больше. Если же речь будет идти, например, о 100 и более тысячах в месяц, это, скорее всего, позволит закрывать большинство вопросов.

Мама: Лучше бы вообще не приходилось нам рассуждать о таких вопросах. Единственное желание сейчас — лишь бы он вернулся и был жив. Никакие деньги это не заменят.

«В падающем самолете нет атеистов»

Мама: Что позволяет надеяться на лучшее? Просто вера внутри. Я чувствую и верю, что всё будет хорошо. Надеемся, что, может быть, для подразделения Влада определят какие-то задачи в тылу. На самой передовой... даже думать об этом не хочется. От шальной пули или снаряда никто на 100% не защищен.

Перед отправлением попросила Влада беречь себя, не лезть на рожон, с холодной головой предварительно оценивать и потом совершать все действия. Сказала ему: «Шапку носи, одевайся тепло!» Я ведь мама.

Супруга: Переживаю за мужа, никуда сейчас не уйти от этих мыслей. Мне кажется, подписалась уже на каждый телеграм-канал про мобилизацию, новости, политику, стараюсь постоянно узнавать, как развиваются события. Надеюсь, те, от кого это зависит, как можно скорее придут к какому-то соглашению, и всё завершится.

Раньше ни в какие приметы не верила, сейчас уже не знаю. Волей-неволей и молитвы внутри себя произносишь, и обращаешься за помощью ко всем богам, которые тебе известны и неизвестны.

Знаете, как говорят — в падающем самолете нет атеистов. У нас сейчас очень похожая ситуация.

С первого дня отправки мобилизованных кузбассовцев корреспонденты NGS42.RU вместе с родственниками и властями провожают мужчин с кемеровской площади у памятника Николаю Масалову. Вы можете посмотреть трогательные кадры в наших фоторепортажах:

Также мы поговорили с теми, кому пришли повестки, и узнали их мнение о происходящем, кроме того, высказались и близкие.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях! Мы есть в Telegram и во «ВКонтакте».
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Угрюмые люди, недоступные девушки и плохие авто: 27-летний китаец честно рассказал о впечатлениях от России
Джексон
предприниматель из Гонконга
Мнение
Город лестниц и фонтанов: чем Красноярск очаровал кемеровчанку — ее не испугал даже грязный воздух
Елена Гуськова
Корреспондент NGS42.RU
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Мнение
«Орут, пристают и чуть ли за руку не хватают»: журналист — о громком скандале Грефа с бомбилами
Александра Бруня
Корреспондент
Рекомендуем
Знакомства